Решение спора мкас

В XXI веке всеобщей глобализации факсимильная и электронная связь – самые популярные способы обмена информацией. Мобильность и возможность обмениваться документами за считанные секунды, находясь в разных городах и странах, уже давно считается чем-то само собой разумеющимся. Вот только с использованием документов, переданных по факсу или электронной почте, в суде возникают свои нюансы. Ведь назначение документа – доказывать своим существованием определенные факты, обстоятельства. И если он не имеет юридической силы, т.е. в спорных ситуациях не может быть признан доказательством в суде, то толку от него мало! Поэтому давайте разберемся, что нужно учесть при работе с такими документами, чтобы обеспечить им юридическую силу.

Доказать факт передачи факсимильного или отправленного по электронной почте сообщения сложно. Особую значимость приобретают вопросы авторства, подлинности и конфиденциальности документов. Ведь в него внести изменения легче, чем в бумажный документ. Информацию можно утратить не только по чьему-либо злому умыслу, но и из-за технических сбоев. Конечно, есть способы повысить надежность доставки сообщения: подтверждение получения (прочтения) письма, электронная цифровая подпись (далее – ЭЦП), контрольная сумма.

Иногда законодательство предусматривает требования к форме для некоторых видов документов. Например, нотариально удостоверенные документы и документы, требующие последующей регистрации в органах управления, оформляются только на бумаге.

В судебной практике встречаются дела, в которых деловая переписка сторон (а иногда и заключение договоров) велась по факсимильной связи или электронной почте.

Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от 12.10.1999 по делу № КГ-А40/3285-99 не принял во внимание пояснения ответчика о том, что договор заключался в порядке ст. 434 ГК РФ путем обмена документами с помощью телефаксов. Возражения истца были таковы: номер факса, с которого якобы посылался подписанный истцом договор, истцу никогда не принадлежал и истец им никогда не пользовался. Поскольку нет доказательств, что документ действительно исходит от стороны по договору, нет и основания для признания договора заключенным в порядке, установленном п. 2 ст. 434 ГК РФ.

Оперативность в работе территориально удаленных партнеров важна. Но и отгружать товар (предоставлять услуги) по договору, который потом будет оспорен, рискованно: товар будет отгружен (услуга оказана), а денег вы можете так и не дождаться. Поэтому гораздо чаще поступают иначе:

● сначала заключают договор в письменной форме путем составления одного бумажного документа, подписанного сторонами;

● а впоследствии налаживают оперативный обмен документами, составляемыми во исполнение этого договора, с помощью почтовой, факсимильной, электронной или другой связи. Причем необходимо прописать в договоре, какие из последующих документов и при каких условиях обе стороны будут признавать имеющими юридическую силу.

Наличие в письменном договоре условия о возможной передаче документов по факсу или электронной почте рассматривается судом как соглашение о передаче документов любым подобным способом.

Кстати, документы, переданные в электронной форме, использовали в судебной практике еще в советский период. Но если арбитражные суды без оговорок считают их доказательствами, то суды общей юрисдикции до недавнего времени такие документы вообще не использовали.

Статья 71 Гражданского процессуального кодекса РФ указывает, что документы, полученные при помощи электронных видов связи, могут выступать доказательствами, но вот нормы, в каких случаях их использовать, нет. В результате такие документы редко применяются в гражданских процессах: требование о подтверждении их достоверности есть, а вот механизм подтверждения не установлен.

Когда договор заключается с помощью факса, он имеет силу, пока одна из сторон его не оспорит. Чтобы факсимильный документ мог служить доказательством, согласно гражданскому законодательству, нужна его идентификация. В реквизитах сторон договора фиксируются номер факса, адрес и название организаций. Те же данные должны присутствовать на факсимильной копии, это позволит определить время и отправителя документа.

Предметом рассмотрения в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ (далее – МКАС при ТПП РФ) стал вопрос о действительности изменений контракта, совершенных посредством сообщений по факсу. Доводы ответчика об их недействительности, поскольку они не были совершены в письменной форме, не были признаны обоснованными.

● факсимильные сообщения об изменении условий поставки товара были выполнены на бланках московского представительства фирмы ответчика, подписаны представителем ответчика, являющимся тем же лицом, которое подписало с истцом основной контракт и чьи полномочия сторонами не оспариваются;

● в верхнем левом углу факсов имеется отбивка, содержащая название отправителя – фирмы ответчика и номер факса (который принадлежал представительству этой организации в Москве).

Не имеет значения, какой факс использовал для передачи сообщений представитель ответчика (установленный в его офисе или в офисе представительства). Поэтому МКАС при ТПП РФ сделал вывод о том, что указанные документы действительны и направлялись именно ответчиком.

Ссылаясь на невыполнение заказчиком его обязанностей, предусмотренных контрактом, подрядчик расторг контракт и требовал погашения задолженности. Но, по утверждению заказчика, оставшаяся часть задолженности им уже была погашена путем перечисления средств на счет, принадлежащий подрядчику в АКБ «СБС-АГРО». Спор разгорелся из-за того, что важное письмо подрядчик отправил по факсу, а заказчик утверждал, что не получал его.

Подрядчик своим письмом информировал заказчика о том, что его счет в АКБ «СБС-АГРО» не является оперативным с 17.08.1998 г., а также дал указание оплатить выставленные счета на счет в иностранном банке. Данное письмо было отправлено факсимильной связью, и подрядчик представил аппаратное доказательство отправки письма, датированное 28 августа 1998 г.: отметку факса об отправлении «Aug 28 1:54 PM» и отметку аппарата заказчика о получении факса «Aug 28 1:55 PM». Заказчик же не представил доказательств того, что письмо не было им получено 28 августа по факсу: журнал регистрации входящих факсов и документов заказчиком велся нерегулярно (о чем свидетельствует приобщенная к делу копия журнала) и в нем не значатся многие полученные факсы, а не только спорное факсимильное письмо подрядчика. В результате МКАС при ТПП РФ счел доказанной задолженность заказчика в сумме, указанной в исковом заявлении.

Но наличие наименования отправителя и номера факса на факсимильном документе не всегда может убедить суд. Здесь тоже есть риски. Ведь отбивку можно смоделировать, перепрограммировав факс или воспользовавшись графическим редактором. Поэтому, чтобы дополнительно подтвердить время и факт отправки / получения документа по факсу, следует еще вести журналы учета входящей и исходящей корреспонденции. Записи в подобных журналах служат дополнительными доказательствами.

Организация-отправитель в своем журнале исходящей корреспонденции должна фиксировать отправку документов, осуществляемую не только курьером или по обычной почте, но и по факсу 1 (см. Пример 1). Если сложно организовать регистрацию всех факсимильных сообщений, то это нужно делать по крайней мере в отношении наиболее важных из них. Если при этом факсимильное сообщение будет зарегистрировано и в журнале входящей корреспонденции организации-получателя, то это будет дополнительным основанием его юридической силы для суда. Если же его там не окажется, то наличие регистрации в журнале организации-отправителя все равно будет принято судом во внимание. А дальше все будет зависеть от совокупности факторов, которые стороны представят на рассмотрение суду.

Если журнал регистрации ведется в письменном виде вручную (что усложняет последующее искажение его содержания), то его представление в оригинальном виде на судебном разбирательстве будет убедительным доказательством. Хотя возможно и представление заверенных копий листов журнала. Лучше, если это будет нотариально заверенная копия. Ей больше поверят, чем копии или выписке, заверенной руководителем предприятия.

Если нужно доказать отправку или принятие факса, а аппаратного уведомления и возможности представить выписку из журнала регистрации нет, то можно просить суд направить запрос оператору связи. В ответ на него предоставляется информация об абонентах и времени отправки (приемки) сообщений между интересующими номерами факсов.

Электронный адрес отправителя – один из реквизитов, идентифицирующих документ. Но часто возникает серьезная проблема с установлением личности отправителя документа, ведь при формировании электронного адреса может быть использовано любое, в том числе и вымышленное имя пользователя. Технически можно установить, с какого именно компьютера отправлен документ, но сложно персонифицировать отправителя и гарантировать, что отправка произведена уполномоченным лицом. К тому же в практике часто приходится сталкиваться с различного рода недобросовестностью и злоупотреблениями со стороны отправителей электронных сообщений. Так, в суде заинтересованная сторона может настаивать на том, что доступ к почтовой программе имеет широкий круг лиц, и доказательства отправки спорных документов уполномоченным лицом отсутствуют, даже если она была произведена с его компьютера.

Единственный закон, устанавливающий случаи и порядок использования аналогов подписи – это Федеральный закон «Об электронной цифровой подписи» от 10.01.2002 № 1-ФЗ. Он говорит, что ЭЦП представляет собой реквизит электронного документа, призванный обеспечивать:

● удостоверение источника документа (могут быть подписаны такие поля документа как «автор», «внесенные изменения», «метка времени » и т.д.);

● защиту документа от подделки (ЭЦП становится недействительной при случайном или намеренном изменении документа);

● идентификацию владельца сертификата ключа подписи (лица, подписавшего документ).

В соответствии с Законом «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 № 149-ФЗ ЭЦП на электронном документе признается равнозначной собственноручной подписи лица на бумажном документе, заверенном печатью 2 . И тогда получается, что обмен электронными сообщениями, подписанными ЭЦП, даже по незащищенным каналам связи (к числу которых относится и обычная электронная почта) рассматривается как обмен полноценными документами.

Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от 05.11.2003 № КГ-А40/8531-03-П признал юридическую силу документа, подписанного ЭЦП.

ОАО «Ростелеком» обратилось в суд с иском о взыскании убытков, утверждая, что не передавало в банк платежное поручение в виде электронного платежного документа по системе «Клиент-Сбербанк» для перечисления денежных средств со своего расчетного счета. Экспертиза, назначенная арбитражным судом и проведенная экспертами ЦБР, показала, что на спорном платежном поручении ЭЦП корректна и принадлежит заместителю генерального директора ОАО «Ростелеком». Суд признал несостоятельным заявление истца, поскольку тот не представил доказательств несанкционированного вмешательства либо утраты или иного выбытия дискеты, содержащей ЭЦП лица, имеющего право на ее применение.

Если случаи и порядок использования ЭЦП на уровне федерального законодательства установлены ФЗ «Об электронной цифровой подписи», то порядка использования иных аналогов собственноручной подписи не предусмотрено. Только на уровне подзаконных актов действует Временное положение ЦБР от 10.02.1998 № 17-П «О порядке приема к исполнению поручений владельцев счетов, подписанных аналогами собственноручной подписи, при проведении безналичных расчетов кредитными организациями ». Этим документом был создан вполне эффективный механизм использования аналогов собственноручной подписи в банковской практике. Однако он носит сугубо целевую направленность и может применяться только в банковской сфере.

Таким образом, по сравнению с иными аналогами собственноручной подписи только ЭЦП обеспечивает однозначное соответствие между электронным документом и лицом, его подписавшим. Другие виды аналогов подписи технологически выполняют те же функции (причем достаточно успешно, как свидетельствует реальная практика ведения межбанковских расчетов, электронных торгов на валютных биржах и т.д.), однако для признания подписываемых ими электронных сообщений равнозначными письменным документам требуется еще как минимум предварительное согласие сторон.

В соответствии с рекомендациями Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, если между сторонами возникает спор о наличии договора и других документов, подписанных электронным аналогом собственноручной подписи, арбитражному суду следует запросить у сторон выписку из договора, в котором указана процедура порядка согласования разногласий, на какой стороне лежит бремя доказывания тех или иных фактов и достоверности подписи. Если в заключенном договоре подобные условия отсутствуют и одна из сторон оспаривает наличие подписанного документа, арбитражный суд вправе не принимать его в качестве доказательства.

Такая процедура значительно осложняет возможность использования электронных документов в качестве доказательства в судебном разбирательстве. Как видите, возможность лица, участвующего в деле, представлять в качестве доказательства такой документ поставлена в зависимость от:

● наличия заранее установленной (т.е. до судебного разбирательства на стадии заключения договора) процедуры согласования разногласий о юридической силе подобных документов.

Это едва ли можно признать правильным. Бывает, что подобные требования предъявляются и к документам, подписанным ЭЦП, особенно если есть сомнения в корректности работы программно-технических средств, обеспечивающих идентификацию подписи.

Что можно порекомендовать тем организациям, которые хотят использовать электронные документы не только как внутренние, но и при взаимодействии с партнерами?

● прописывать в письменном договоре возможность передачи документов по факсу или электронной почте, конкретизировать информацию о номере факса и адресах электронной почты, по которым будет происходить обмен документами;

● отражение в журналах регистрации корреспонденции факсов и электронных писем будет дополнительной гарантией.

В договорах должны отражаться реквизиты, основания и процедуры признания достоверности документов, вопросы организации электронного документооборота: участие и ответственность посредников, распределение рисков между сторонами, идентификация отправителя. Еще в договоре следует прописывать условия о распределении между сторонами ответственности за своевременную отправку и получение корреспонденции, а также обстоятельства, исключающие ответственность сторон.

Приведем примеры возможных формулировок условий договора, предусматривающих обмен документами, передаваемыми по факсимильной и электронной связи:

3.1. Стороны договорились, что в процессе исполнения условий настоящего Договора будут осуществлять постоянную связь посредством обмена корреспонденцией, которая может направляться с использованием средств:

факсимильной связи с обязательным подтверждением получения в тот же день путем возврата копии запроса с пометкой «получено» и указанием даты получения и подписью лица, принявшего запрос (подписи уполномоченных представителей сторон в такой переписке имеют силу собственноручных);

по электронной почте с обязательным подтверждением получения в тот же день путем ответа на электронное сообщение (с приложением копии запроса) с пометкой «получено» и указанием даты получения.

Автоматическое уведомление программными средствами о получении электронного сообщения по электронной почте, полученное любой из Сторон, считается аналогом такого подтверждения.

3.2. Сообщения направляются по следующим телефонам и электронным адресам:

в адрес ООО «Букирон» по тел./факсу (495) 457-89-45 и по e-mail Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript ;

в адрес ЗАО «Принтсервис» по тел./факсам (4487) 33-87-91, 33-87-11 и по e-mail Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript .

Все уведомления и сообщения, отправленные Сторонами друг другу по вышеуказанным адресам электронной почты и/или по телефонным номерам, признаются Сторонами официальной перепиской в рамках настоящего Договора.

3.3. Датой передачи соответствующего сообщения считается день отправления факсимильного сообщения или сообщения электронной почты.

3.4. Ответственность за получение сообщений и уведомлений вышеуказанным способом лежит на получающей Стороне. Сторона, направившая сообщение, не несет ответственности за задержку доставки сообщения, если такая задержка явилась результатом неисправности систем связи, действия/бездействия провайдеров или иных форс-мажорных обстоятельств.

4.1. Любые изменения и дополнения к настоящему Договору действительны, если они заключены в письменной форме, путем обмена документами посредством факсимильной связи или электронной почты, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от Стороны по Договору. Документы, представляемые в электронном виде, заверяются электронной цифровой подписью уполномоченных должностных лиц. Подписи уполномоченных представителей сторон на документах, переданных по факсимильной связи, имеют силу собственноручных.

Документы направляются по следующим телефонам и электронным адресам

Изменения и дополнения вступают в силу с момента подписания документов уполномоченными лицами и обмена подписанными экземплярами.

Ответственность за получение сообщений и уведомлений вышеуказанным способом лежит на получающей Стороне. Сторона, направившая сообщение, не несет ответственности за задержку доставки сообщения, если такая задержка явилась результатом неисправности систем связи, действия/бездействия провайдеров или иных форс-мажорных обстоятельств.

По желанию одной из Сторон копия настоящего Договора может быть оформлена на бумажном носителе, заверена подписями и печатями Сторон.

В случае возникновения спора между сторонами о некорректности электронной цифровой подписи (в том числе компрометации электронной цифровой подписи) или о подписании документа неуполномоченным лицом доказывание таких обстоятельств осуществляет сторона, сделавшая подобное заявление.

Если вы планируете долгосрочные деловые отношения с партнером, то желательно заключить с ним отдельное соглашение об организации электронного документооборота между вами. Обмен сообщениями по указанным в нем электронным адресам / телефонным номерам факсов будет рассматриваться как обмен документами, направленными и полученными уполномоченными лицами с соблюдением всех необходимых требований и в надлежащей форме. Эти соглашения должны быть заключены на бумаге и скреплены собственноручной подписью уполномоченных лиц. Зафиксированные в них договоренности нельзя будет оспорить; это позволит сторонам быть уверенными в юридической силе документов, переданных по факсу или отправленных по электронной почте с соблюдением прописанной в соглашении процедуры.

Как видите, в гражданском и в арбитражном процессах возможность использования в качестве доказательств документов, переданных по электронной почте и факсимильной связи, допускается. Но из-за отсутствия полностью законодательно закрепленного механизма идентификации и подтверждения их подлинности приходится принимать дополнительные меры придания таким документам юридической силы.

1. Обратите внимание: иногда документ отправляют только по факсу (как это сделали с письмом в ОАО «ОмскЭнерго» из Примера 1), но часто для оперативности сначала документ направляют по факсу, а потом в бумажном виде по почте (данный вариант действий зафиксирован в отношении заказ-наряда в ООО «Эко»).

2. Правда, есть одно ограничение: документ, подписанный ЭЦП, признается равнозначным документу, подписанному собственноручной подписью, в случаях если законодательством не устанавливается требование о составлении такого документа на бумажном носителе.

pro-spo.ru

В прошлом году было опубликовано знаковое постановление Пленума ВС РФ от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее – Постановление № 43). Рассмотрим и прокомментируем наиболее важные ­положения этого ­документа, а также расскажем, как они отразятся на работе компаний.

Постановление № 43 разработано с учетом изменений, внесенных в законодательство с 1 сентября 2013 г. В нем более подробно истолкованы спорные моменты, которые прежде разъяснялись в совместном постановлении Пленума ВС РФ от 12.11.2001 № 15, Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой ­давности», которое утратило силу (п. 28 Постановления № 43).

Обновленные положения ГК РФ о сроках исковой давности и правилах их исчисления применяются к требованиям, возникшим после 1 сентября 2013 г., а также к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 1 сентября 2013 г. (п. 27 Постановления № 43, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.11.2015 № 09АП-46498/2015-ГК по делу № А40-83942/2015).

В документе освещаются вопросы о начале течения срока исковой давности и порядке его применения. Разобраны положения о восстановлении, приостановлении, перерыве срока. Рассмотрены ситуации, когда о применении исковой давности заявляет только один из соответчиков или третье лицо.

Компании, права которых нарушены, могут обратиться за их защитой в суд. Согласно п. 1 Постановления № 43 под правом, подлежащим защите судом, следует понимать субъективное гражданское право конкретного лица. Субъективное право – это признаваемое законом притязание лица на какое-либо благо или форму поведения, использование которого зависит от воли субъекта.

Но ответчик не должен бесконечно находиться в состоянии неопределенности, под угрозой судебного решения против него. Поэтому возможность защиты ограничена сроком исковой давности (ст. 195 ­Гражданского кодекса РФ, далее – ГК РФ).

Пункт 1 ст. 10.1, п. 1 ст. 10.9 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004 (далее – Принципы УНИДРУА) говорят, что истечение исковой давности не прекращает права, но только препятствует его принудительному осуществлению. При этом само нарушенное право сохраняется. Поэтому лицо, право которого нарушено, может ­обратиться в суд и по истечении этого срока.

По общему правилу он составляет три года (п. 1 ст. 196 ГК РФ). Но из этого положения существует множество исключений.

В отдельных случаях исковая давность может быть меньше общего срока. Следует заметить, что установление в законе укороченных сроков не нарушает права на судебную защиту, предусмотренную ч. 1 ст. 46, ч. 4 ст. 37 Конституции РФ, ведь само право на защиту сохраняется.

Ниже приведены несколько примеров сокращенных сроков исковой давности:

  • преддоговорные споры могут быть разрешены в течение шести месяцев с момента возникновения разногласий (п. 2 ст. 446 ГК РФ);
  • по договору купли-продажи товара, на который не установлена гарантия, срок давности составляет два года (п. 2 ст. 477 ГК РФ, п. 1 ст. 19 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей»);
  • по искам о признании оспоримой сделки недействительной исковая давность равна одному году со дня, когда истец узнал (должен был узнать) об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п. 2 ст. 181 ГК РФ);
  • срок по требованиям об опровержении порочащих сведений, распространенных в СМИ, составляет один год со дня опубликования (п. 10 ст. 152 ГК РФ);
  • решение собрания может быть оспорено в суде в течение шести месяцев со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своих прав (п. 5 ст. 181.4 ГК РФ). При этом нельзя подать иск по истечении двух лет со дня, когда сведения о принятом решении стали общедоступными для участников общества;
  • срок давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством работы (п. 1 ст. 725 ГК РФ), а также из договоров перевозки (п. 3 ст. 797 ГК РФ) составляет один год.

Во всех перечисленных случаях установлен укороченный срок давности. Но встречается и обратная ситуация. Например, в случае обнаружения существенных недостатков товара, на который не установлен срок службы, исковая давность составляет десять лет (п. 6 ст. 19 ­Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей»). В любом случае, согласно п. 2 ст. 196 ГК РФ срок исковой давности не может превышать десяти лет со дня нарушения права, для защиты которого этот срок ­установлен.

В ст. 208 ГК РФ установлен перечень требований, на которые исковая давность вовсе не распространяется, потому что в большинстве этих случаев нарушение прав носит длящийся характер. Это, в частности, ­требования:

  • о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ;
  • вкладчиков к банку о выдаче вкладов;
  • о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина;
  • собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права (ст. 304 ГК РФ). Особое внимание Пленум ВС РФ обратил на требование о признании права или обременения отсутствующим (п. 7 Постановления № 43). Такие иски называются негаторными. Они не основаны на договорных отношениях и направлены на устранение препятствий при пользовании или распоряжении имуществом. При этом суд полагает, что данное положение ст. 208 ГК РФ не применяется к искам, не являющимся негаторными (например, к искам об истребовании имущества – виндикационным, исковая давность по которым составляет три года).

Пленум ВС РФ дополнительно обратил внимание, что во всех перечисленных выше случаях десятилетний срок не применяется (п. 8 Постановления № 43).

В следующем деле Верховный Суд, разрешая спор о сроках исковой давности, сослался сразу на два своих последних значимых разъяснения.

Орган по управлению госимуществом обратился в суд с требованием признать отсутствующим право компании на спорный объект незавершенного строительства. Три инстанции отказали в иске. Они пришли к выводу, что недостроенная площадка – это недвижимое имущество, которое существует в натуре. Об этом ­свидетельствуют акт готовности и кадастровый паспорт.

Однако ВС РФ с ними не согласился. Суд посчитал спорный объект замощением, т.е. частью земельного участка, а не фундаментом. При этом ВС РФ сослался на п. 38 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Там сказано, что замощение земельного участка, не отвечающее признакам сооружения, является его частью и не может быть признано самостоятельной ­недвижимой вещью (в отличие от фундамента).

Другим основанием для отказа в иске нижестоящими инстанциями послужило истечение общего трехлетнего срока исковой давности. Этот вывод ВС РФ тоже отклонил. Он сослался на п. 7 Постановления № 43 о нераспространении исковой давности на требование о признании права отсутствующим. На этот счет суд высказался так: «Иной подход не обеспечивает достоверность и публичность государственного ре­естра, не способствует должной защите прав участников гражданского оборота и восстановлению их нарушенных прав в отношении объектов недвижимости» (определение ВС РФ от 30.09.2015 № 303-ЭС15-5520 по делу № А51-12453/2014).

Любопытный факт: Постановление № 43 вышло за один день до изготовления мотивировочной части определения.

За рубежом встречаются соглашения о неприменении сроков исковой давности. Они оставляют сторонам возможность компромиссного разрешения разногласий с помощью взаимных уступок, и следовательно, сохранения партнерских отношений и продолжения сотрудничества. А согласно п. 1 ст. 10.3 Принципов УНИДРУА стороны могут изменить исковую давность. Но в силу ст. 198 ГК РФ в России подобные договоренности запрещены: сроки исковой давности и порядок их исчисления нельзя изменить соглашением сторон. Вместе с тем закон иногда разрешает сторонам изменять правила исчисления срока давности. Например, по договору воздушной перевозки груза или почты (п. 2 ст. 128 Воздушного кодекса РФ).

По общему правилу срок исковой давности исчисляется с того (не со следующего!) дня, когда лицо узнало (должно было узнать) о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (п. 1 ст. 200 ГК РФ, п. 1 Постановления № 43). При этом предполагается, что лицо узнало (должно было узнать) о нарушении в момент его совершения. Кстати, в п. 1 ст. 10 Конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров (заключена в г. Нью-Йорке 14.06.1974, далее – Конвенция) этот тезис так и сформулирован: «Право на иск, вытекающее из нарушения договора, считается возникшим в день, когда имело место такое нарушение». А в п. 3 этой же статьи сказано, что если одна сторона обманула другую сторону, то право на судебную защиту у потерпевшей стороны возникает со дня, когда обман был или разумно мог быть обнаружен. Этот пункт как раз согласуется с правилом о том, что срок давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

По обязательствам с определенным сроком исполнения исковая давность начинается по окончании срока исполнения (п. 2 ст. 200 ГК РФ). Несмотря на простоту правил, прежде суды допускали ошибки при ­исчислении сроков.

Арбитры исходили из того, что по обязательствам с определенным сроком исполнения исковая давность начинается по окончании срока исполнения (п. 2 ст. 200 ГК РФ). При этом срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца (п. 3 ст. 192 ГК РФ).

Срок исполнения обязательства оканчивался 17 числа. Апелляция и кассация решили, что срок давности истекает 18 числа соответствующего месяца. Но ВАС РФ их поправил, указав, что в действительности срок давности истекает 17 числа соответствующего месяца ­(постановление Президиума ВАС РФ от 03.06.2014 № 1487/14 по делу № А40-13504/2013).

Пленум ВС РФ указал, что десятилетний срок исковой давности начинается со дня нарушения права. Исключения составляют случаи предъявления требований (п. 8 Постановления № 43):

  • о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (п. 1 ст. 180 ГК РФ). По общему правилу ничтожную сделку можно оспорить в течение трех лет со дня, когда началось ее исполнение. Но если иск предъявляет лицо, не являющееся стороной сделки, то срок давности исчисляется со дня, когда оно узнало (должно было узнать) о начале исполнения договора;
  • по обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования (абз. 2 п. 2 ст. 200 ГК РФ). В такой ситуации срок давности начинает течь со дня предъявления требования об исполнении обязательства или со дня окончания срока, ­определенного для исполнения.

При исчислении десятилетнего срока не принимается во внимание день, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком. При этом срок давности не может быть восстановлен (иное может быть предусмотрено законом).

Это положение согласовывается со ст. 191 ГК РФ о том, что течение срока, который определен периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми ­определено его начало.

У компаний начало исковой давности обусловлено, кроме прочего, наличием органов, действующих от их имени (п. 3 Постановления № 43). Пленум ВС РФ отметил, что изменение состава органов компании (например, смена директора) не влияет на определение начала течения срока исковой давности.

Когда иск к должникам фирмы предъявляет ликвидационная комиссия, исковая давность исчисляется с момента, когда о нарушенном праве стало известно обладателю этого права – организации, а не ­ликвидационной комиссии или ликвидатору (ст. 61–63 ГК РФ).

Если в суд обращается уполномоченное лицо (например, прокурор) в защиту иных субъектов, то срок давности следует исчислять с того момента, когда о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком, узнало (должно было узнать) лицо, в интересах ­которого ­подано такое заявление (п. 5 Постановления № 43).

При перемене лиц в обязательстве начало течения и порядок исчисления срока давности не меняются (ст. 201 ГК РФ, п. 6 Постановления № 43). Срок отсчитывается со дня, когда первоначальный обладатель права узнал (должен был узнать) о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком (ст. 201 ГК РФ).

Если первоначальный ответчик заявил о пропуске срока, повторное заявление от его правопреемника не требуется, т.к. для него обязательны все действия, совершенные в процессе до его вступления в дело (ч. 2 ст. 44 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее – ГПК РФ), ч. 3 ст. 48 Арбитражного процессуального кодекса ­РФ (далее – АПК РФ), п. 13 ­Постановления № 43).

Исковая давность (в т.ч. десятилетняя) всегда применяется только по заявлению стороны в споре (п. 2 ст. 199 ГК РФ, п. 8 Постановления № 43, п. 2 ст. 10.9 Принципов УНИДРУА). Аналогичная норма ­установлена в ст. 24 Конвенции.

Пленум ВС РФ указал, что это правило согласовывается с положением о том, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается (ст. 56 ГПК РФ и ст. 65 АПК РФ). Следовательно, сторона по делу, ссылающаяся на истечение срока давности, несет бремя доказывания этого обстоятельства (п. 10 Постановления № 43).

Здесь надо сказать, что с каждой стороны в обязательстве могут выступать одновременно несколько лиц (п. 1 ст. 308 ГК РФ). Поскольку каждый из ответчиков по отношению к другой стороне выступает в процессе самостоятельно (ч. 3 ст. 40 ГПК РФ, ч. 3 ст. 46 АПК РФ), Пленум ВС РФ сделал вывод, что заявление ответчика о применении исковой давности не распространяется на соответчиков. Это относится и к случаям солидарной обязанности (ответственности). Напомним, что при солидарной обязанности кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как ­полностью, так и в части долга (п. 1 ст. 323 ГК РФ).

В то же время, если требование истца нельзя удовлетворить за счет других соответчиков (например, в случае предъявления иска об истребовании неделимой вещи), а один из соответчиков заявил об истечении ­исковой давности, требования истца могут остаться ­неудовлетворенными.

Заявление ненадлежащей стороны о применении исковой давности правового значения не имеет (абз. 4 п. 10 Постановления № 43).

Поскольку исковая давность должна применяться только по заявлению стороны спора, Пленум ВС РФ вывел правило, в соответствии с которым заявление о пропуске срока, сделанное третьим лицом, не ­является основанием для отказа в иске. Действительно, в силу ст. 40 АПК РФ, ст. 34 ГПК РФ третьи лица не являются сторонами, участвующими в деле.

Вместе с тем практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ придерживается менее формального и более гибкого подхода, согласно которому исковая давность может быть применена по заявлению третьего лица в споре (решение МКАС при ТПП РФ от 11.04.2003 № 158/2001). Это происходит потому, что в ч. 2 ст. 51 АПК РФ и ч. 1 ст. 43 ГПК РФ третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, по общему правилу пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности соответствующей стороны. Однако право на заявление об истечении срока исковой давности содержится в нормах материального права, а не процессуального, поэтому относить его к процессуальным правам не совсем верно.

Когда ответчик не стремится заявить про исковую давность, третьи лица могут начать волноваться из-за того, что тот после проигрыша дела предъявит к ним требование о возмещении убытков или регрессное требование. Пленум ВС РФ, в целом придерживаясь ранее изложенного мнения, сделал исключение для этих случаев, разрешив третьим лицам ­заявлять о пропуске срока давности (п. 10 Постановления № 43).

Регресс – это право обратного требования лица о возмещении уплаченной суммы. Он возникает как новое обязательство одного лица к другому. Например, по общему правилу п. 1 ст. 379 ГК РФ принципал обязан возместить гаранту деньги, выплаченные бенефициару по независимой гарантии.

Течение срока исковой давности по регрессным обязательствам начинается со дня исполнения основного обязательства (п. 3 ст. 200 ГК РФ).

Пленум ВС РФ полагает, что заявление о пропуске срока давности можно сделать в любой форме (письменно или устно) и на любой стадии рассмотрения дела судом первой инстанции либо в суде апелляционной инстанции, но только если он рассматривает дело по существу (ч. 5 ст. 330 ГПК РФ, ч. 6.1 ст. 268 АПК РФ). Объясняется это тем, что каких-либо требований к порядку предъявления заявления о пропуске исковой давности законом не установлено (п. 11 Постановления № 43).

Ответчик заявил о пропуске срока только при рассмотрении дела в апелляции. Суд отклонил доводы ответчика. Арбитры указали, что в силу ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со ст. 200 ГК РФ. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, которое можно сделать до вынесения решения. Между тем в суде первой инстанции об истечении срока исковой давности ответчик не заявлял, а апелляция не переходила к рассмотрению дела по существу (постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 08.10.2015 № 06АП-3318/2015 по делу № ­А73-4425/2015).

Закон устанавливает перечень обстоятельств, когда истец сохраняет право на судебную защиту, даже если установленный законом срок исковой давности истек. Это происходит, если срок прерывается, приостанавливается или истец имеет право его восстановить.

Статья 202 ГК РФ содержит исчерпывающий перечень случаев, когда течение срока исковой давности приостанавливается. Среди них – попытка разрешения сторонами спора с помощью внесудебной процедуры, обязательность которой установлена законом. Приведем несколько ­примеров:

  • по делам о привлечении к налоговой ответственности предусмотрен административный порядок – ст. 101.2 НК РФ;
  • по договору морской перевозки груза предусмотрен претензионный порядок (п. 2 ст. 407 Кодекса торгового мореплавания РФ);
  • подача жалоб и предъявление претензий при оказании услуг связи предусмотрены ст. 55 Федерального закона от 07.07.2003 № 126-ФЗ «О связи»;
  • в соответствии с п. 1 ст. 16.1 Федерального закона от 25.04.2002 № ­40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» до предъявления иска потерпевший обязан направить страховщику заявление с требованием о ­страховой выплате или прямом возмещении убытков;
  • пункт 1 ст. 12 Федерального закона от 30.06.2003 № 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» предусматривает обязанность клиента до обращения в суд предъявить претензию ­экспедитору и т.д.

Поскольку каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается, Пленум ВС РФ указал, что доказывать наличие обстоятельств, свидетельствующих о приостановлении ­течения срока исковой давности, должен истец.

В соответствии с п. 3 ст. 202 ГК РФ приостановление срока давности происходит на период проведения досудебного урегулирования спора, который установлен законом. Если подобных положений в законе нет, то срок приостанавливается на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры. Как только установленный законом срок закончится, исковая давность продолжит течение с того момента, на котором она приостановилась (п. 4 ст. 202 ГК РФ).

Если лицо признало долг, исковая давность прерывается и срок по ней начинает исчисляться заново (ст. 203 ГК РФ). Этим перерыв срока ­давности отличается от его приостановления.

Правила о перерыве срока (в т.ч. для десятилетнего) являются императивными, т.е. обязательными для применения. Поэтому, на первый взгляд, их применение не зависит от ходатайства стороны спора, и суд может использовать их по своей инициативе. Однако Пленум ВС РФ считает иначе: доказывать наличие обстоятельств, свидетельствующих о перерыве течения срока исковой давности, должен истец (п. 12 Постановления № 43).

Суд привел примеры таких действий, из которых видно, что признание долга должно быть недвусмысленным и однозначным. Это очевидное признание требований, заявленных в претензии, изменение договора уполномоченным лицом, просьба должника об изменении договора, ­подписанный акт сверки.

А простой ответ на претензию (из которого не явствует признание долга), согласие с частью долга (даже путем ее уплаты) не говорят о признании (п. 20 Постановления № 43). Также любое бездействие (например, если должник не оспорил платежный документ о безакцептном списании денежных средств) или молчание не свидетельствует о признании долга (п. 23 Постановления № 43).

Однако если уплата долга имеет под собой только одно основание, преж­де суды усматривали в этом повод для перерыва срока давности.

Между ЗАО и городской администрацией был заключен договор аренды земельного участка. После окончания срока действия договор был пролонгирован на ­неопределенный срок. Арендная плата продолжала вноситься.

В 2011 году стороны подписали соглашение о расторжении договора с 2006 года. С того же времени этот же участок был сдан в аренду истцу по вновь заключенному договору с правопреемником администрации. В итоге часть арендной платы по первому договору была возвращена ЗАО. Поскольку другую часть оплаты администрация возвращать отказывалась, ЗАО обратилось в суд с заявлением о ­взыскании с ­администрации неосновательного обогащения.

Ответчик указывал на пропуск истцом срока исковой давности. Суды посчитали, что к действиям, свидетельствующим о признании долга, в целях перерыва течения срока исковой давности могут относиться:

  • признание претензии;
  • частичная уплата должником основного долга, сумм санкций;
  • частичное признание претензии об уплате основного долга (если долг имеет под собой только одно основание);
  • уплата процентов по основному долгу;
  • изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга;
  • просьба должника о таком изменении (например, об отсрочке или рассрочке платежа);
  • акцепт инкассового поручения.

Учитывая, что уплата части долга прервала срок давности, суды трех инстанций удовлетворили иск (постановление ФАС Уральского округа от 27.02.2013 № ­Ф09-63/13 по делу № А07-6761/2012).

Согласно п. 1 ст. 204 ГК РФ со дня обращения в суд срок исковой давности не течет на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита (в т.ч. при подаче заявления о вынесении судебного ­приказа либо обращения в третейский суд – п. 17 Постановления № 43).

Моментом обращения считается день, когда заявление сдано на почту либо ­подано непосредственно в суд (в том числе через сайт суда).

Пленум ВС РФ пояснил, что это правило распространяется и на случаи, когда применению подлежат иные нормы права, чем те, на которые ссылался истец, а также при изменении истцом способа защиты (п. 14 Постановления № 43). Такой вывод основан на ч. 1 ст. 39 ГПК РФ и ч. 1 ст. 49 АПК РФ, согласно которым при рассмотрении дела в первой инстанции истец вправе до принятия судебного акта изменить основание, предмет иска или размер требований.

Причем такие изменения никак не влияют на порядок исчисления срока давности. Он перестает течь с момента, когда истец обратился в суд, а не с момента, когда он изменил свои требования. Такое заключение основано на ст. 199, 200 ГК РФ. Согласно п. 1 ст. 199 ГК РФ требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. А в соответствии со ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Если же истец расширил период взыскания, за счет чего увеличился размер требований, исковая давность останавливается не с момента предъявления иска, а со дня заявления новых требований (п. 14 ­Постановления № 43).

В соответствии с п. 2 ст. 204 ГК РФ, если суд оставил заявление без рассмотрения, срок исковой давности продолжается в общем порядке. Пленум ВС РФ уточнил, что течение срока продолжается с момента вступления в силу соответствующего определения. Это же правило распространяется и на случаи прекращения производства по делу (например, когда истец отказался от иска, сторона в деле ликвидирована и т.д. – абз. 2 ст. 220 ГПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, п. 18 Постановления № 43).

Если после оставления заявления без рассмотрения неистекшая часть срока давности составляет менее шести месяцев, по общему правилу она удлиняется до шести месяцев (п. 3 ст. 204 ГК РФ). Пленум ВС РФ применил закон по аналогии, сославшись на п. 1 ст. 6 ГК РФ, и распространил общее правило об удлинении срока до шести месяцев на случаи ­прекращения судебного производства или отмены судебного ­приказа.

Исключения составляют ситуации, когда иск был оставлен без рассмотрения по основаниям, предусмотренным абз. 2, 4, 7, 8 ст. 222 ГПК РФ, п. 2, 7, 9 ч. 1 ст. 148 АПК РФ (п. 18 Постановления № 43), которые прямо зависят от истца:

  • истцом не соблюден обязательный досудебный порядок урегулирования спора;
  • исковое заявление не подписано или подписано неуполномоченным лицом;
  • истец повторно не явился в судебное заседание и не заявил ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие или об отложении судебного ­разбирательства, а ответчик не требует рассмотрения дела по существу;
  • имеется соглашение сторон о передаче спора в третейский суд и от ответчика до начала рассмотрения дела по существу поступило ­возражение относительно рассмотрения и разрешения спора в суде.

О случаях, когда суд отказывает в принятии иска, возвращает его или оставляет заявление без движения, в законе ничего не сказано. Суд разъяснил, что в таких ситуациях срок давности не останавливается и течет своим чередом. Если истец устранит допущенные нарушения, ­заявление считается поданным в день первоначального обращения, с которого ­исковая давность не течет (п. 17 Постановления № 43).

Повременные платежи – это денежные обязательства, разбитые договором на части, иначе говоря, периодические выплаты. Например, арендная плата, проценты за пользование заемными средствами и т.д. Обычно общая сумма платежа зависит от времени пользования ­услугами.

Из общего смысла п. 1 ст. 200 ГК РФ Пленум ВС РФ сделал вывод, что по повременным платежам исковая давность начинается в отношении каждой части отдельно. Поэтому и срок давности исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу (п. 24 Постановления № 43).

Если должник признал основной долг, например, заплатил его, это не означает, что он признал дополнительные требования кредитора о выплате процентов (ст. 395 и 317.1 ГК РФ), неустойки (ст. 330 ГК РФ) или о возмещении убытков (ст. 15 ГК РФ). Отсюда вывод: если в случае признания основного долга срок исковой давности прерывается, то в отношении дополнительных требований он продолжает течь (п. 25 Постановления № 43). Поэтому кредиторам следует быть внимательнее, ­предъявляя исковые требования.

При этом срок по неустойке или процентам по ст. 395 ГК РФ исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу.

То же касается и перерыва течения срока при обращении в суд. Срок исковой давности по предъявленному основному требованию останавливается на основании п. 1 ст. 204 ГК РФ. Но если кредитор не предъявил сразу дополнительные требования, срок по ним продолжает течь (п. 26 Постановления № 43). Здесь суд сослался на ст. 207 ГК РФ. Там сказано, что с истечением срока по главному требованию истекает срок и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и т.п.), в том числе возникшим после начала течения срока исковой давности по главному требованию (п. 1 Постановления № 43).

Но Пленум ВС РФ сделал исключение из этой нормы в отношении договора займа или кредита (п. 1 ст. 809 ГК РФ). Если согласно договору проценты по нему должны быть уплачены позже, чем возвращена сумма займа, срок давности по таким процентам не зависит от истечения исковой давности по основной сумме и исчисляется отдельно (но только если проценты были начислены до наступления срока ­возврата ­займа).

В соответствии со ст. 205 ГК РФ в исключительных случаях суд может признать уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца-гражданина (например, в случае его тяжелой болезни), если он заявит ходатайство и ­представит необходимые доказательства.

Выходит, что компании не имеют права на восстановление пропущенного срока по этому основанию. Впрочем, суд может отказать ответчику в применении норм об исковой давности, если он ведет себя недобросовестно. Чаще всего подобные отказы встречаются в делах о банкротстве (определение ВАС РФ от 13.12.2012 № ВАС-299/12 по делу № ­А33-3111/2009) и в корпоративных конфликтах (постановления Президиума ВАС РФ от 26.02.2013 № 12913/12 по делу № А27-15517/2011 и от 22.11.2011 № 17912/09 по делу № А54-5153/2008/С16).

Директор ЗАО продал объекты недвижимости. Покупатель перепродал их третьему лицу, которое стало сдавать их в аренду первоначальному продавцу. Акционер ЗАО обратился в суд с иском о признании договоров по продаже недвижимости недействительными, ссылаясь на отсутствие одобрения крупной сделки и занижение цены. Суд усмотрел в действиях директора злоупотребление правом. При этом арбитры отказали ответчику в применении срока исковой давности ­из-за ­злоупотребления (определение ВАС РФ от 29.07.2013 по делу № ­А70-3210/2012).

Истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске (абз. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ). Если будет установлено, что сторона по делу пропустила срок давности, суд вправе отказать в удовлетворении требования только по этим мотивам, без исследования иных обстоятельств дела (п. 15 Постановления № 43). Для этого ответчик должен заявить, что этот срок истек. Тогда суд выяснит, действительно ли это так, и не происходило ли событий, влекущих приостановление, перерыв или восстановление срока давности

Пленум ВС РФ дополнительно отметил различие признания долга в период течения срока давности и после его истечения. В обоих случаях срок исковой давности начинает течь заново, но во втором случае – только если признание совершено письменно (п. 2 ст. 206 ГК РФ, п. 21 ­Постановления № 43).

www.delo-press.ru

Еще по теме:

  • Выдает полномочия Генеральный директор на время своего отсутствия издал приказ, согласно которому его обязанности исполняет заместитель генерального директора. На этого зама есть доверенности, но без права передоверия. Может ли этот зам, исполняя обязанности ген директора по приказу, выдать доверенность от имени ооо сотруднику для […]
  • Муниципальный участок оформить Переоформление земельного участка, с полной передачей прав на него другому лицу, может осуществляться только законным собственником данной территории. Для регистрации этой юридической сделки, на руках у собственника должны иметься необходимые устанавливающие право документы, а также все бумаги, относящиеся к данному […]
  • Прения в суде по гражданскому делу Если по уголовному делу заявлен гражданский иск, то в процессе расследования и рассмотрения дела по существу появляется новый участник со стороны защиты — гражданский ответчик. В качестве гражданского ответчика в соответствии со ст. 54 УПК может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии […]
  • Нет страховки и техосмотра что будет 2018 год Наш онлайн сервис на протяжении многих лет помогает владельцам автомобилей с оформлением и получением диагностических карт техосмотра онлайн для ОСАГО. Без необходимости прохождения технического осмотра с личным присутствием (без заезда). Вы можете оформить и получить официальную карту техосмотра в течении 10-30 […]
  • Можно вернуть товар после 14 дней Приобретение украшений — событие само по себе радостное и приятное. Но, к сожалению, оно может обернуться хлопотами и проблемами, если принимается решение сдать покупку обратно в магазин. Так можно ли вернуть в магазин ювелирные изделия? Согласно действующему законодательству, «ювелирные изделия возврату и обмену не […]
  • Сколько детское пособие в башкирии Отвечает начальник отдела Управления организации обеспечения страховых выплат ФСС РФ Ирина Савченко: - Право на социальное пособие на погребение имеют родственники всех умерших - это гарантирует закон «О погребении и похоронном деле». Другое дело - куда обращаться за пособием. Если скончался работающий человек или […]
  • Закон об отмене пенсии в украине Президент подписал закон об отмене индексации пенсий работающим пенсионерам. С первого января он вступит в силу. Теперь это "решение окончательное " и обжалованию не подлежит. Величина индексации пенсий (с 1 февраля 2016 г.) для неработающих пенсионеров - 4%. (Размер пенсии после индексации можно определить на […]
  • Налог с автомобиля до 100 Мы ежедневно пользуемся бытовыми приборами и автомобилями. Многочисленные компании и предприятия для выполнения профильных задач эксплуатируют различный транспорт, спецтехнику и оборудование. Раньше или позже все это выходит из строя, устаревает, превращается в ненужный хлам, загромождающий полезное пространство. И […]