Закон 159-фз в новой редакции

СПРАВКА № 03/13
Обобщение судебной практики рассмотрения споров
о понуждении к заключению договоров и рассмотрению разногласий при
заключении договоров за 2012 год

В соответствии с п. 3.3 Плана работы Арбитражного суда Красноярского края на первое полугодие 2013 года проведено обобщение практики рассмотрения арбитражным судом споров о понуждении к заключению договоров и рассмотрению разногласий при заключении договоров за 2012 год.

Согласно статье 421 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГК РФ) граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Вмешательство суда в процесс заключения договора является изъятием из принципа свободы его заключения, в связи с чем допустимо лишь на основании прямого указания закона либо в силу соглашения сторон. Судебное решение призвано восполнить недостающую для заключения договора волю одной (или обеих сторон) следующими способами: 1) путем понуждения уклоняющейся стороны к заключению договора и 2) путем устранения разногласий по отдельным условиям договора. Соответственно поэтому преддоговорные споры (споры о заключении договоров) подразделяются на споры о понуждении к заключению договора (п. 4 ст. 445 ГК РФ) и споры о рассмотрении разногласий, возникших при заключении договора (ст. 446 ГК РФ).

Из положений пункта 1 статьи 421, пункта 4 статьи 445 ГК РФ следует, что с требованием о понуждении к заключению договора возможно обращаться в суд только тогда, когда в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, иными законами или добровольно принятым обязательством установлена обязанность заключить договор. В частности, такая обязанность предусмотрена в отношении договоров, являющихся публичными, при заключении договора на основании предварительного договора, при заключении договора по результатам торгов, предметом которых являлось право на заключение договора, и др. Если обязанность по заключению договора не установлена ни законом, ни договором, то требования о понуждении к заключению договора не подлежат удовлетворению.

Наличие обязанности заключить договор не зависит от того, требуется ли для заключения данного договора одобрение со стороны коллегиальных органов управления хозяйственных обществ.

Так, оценивая соотношение требований корпоративного законодательства, предусматривающего одобрение собранием участников (акционеров) сделок с заинтересованностью, и норм о заключении договоров в обязательном порядке, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 22.12.2009 №6787/09 отметил, что в силу статьи 445 ГК РФ заключение договора для ответчика, включенного в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35 процентов, и занимающего доминирующее положение на рынке, при наличии экономической и технологической возможности исполнить обязательство является обязательным, причём заключение договора поставки в данном случае для ответчика обязательно независимо от того, является ли данный договор для него сделкой с заинтересованностью и имеется ли в отношении договора одобрение уполномоченного органа управления ответчика.

Истцом по требованию о понуждении заключить договор может выступать только контрагент стороны, обязанной к заключению договора.

В частности, с иском о понуждении заключить публичный договор, вправе обратиться только контрагент коммерческой организации, обязанной его заключить (информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.05.1997 №14 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров», постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.05.1996 №394/96).

Разногласия по отдельным условиям договора по общему правилу разрешаются сторонами самостоятельно. Однако статья 446 ГК РФ предусматривает, что если договор обязателен для одной из сторон или стороны достигли соглашения о передаче разногласий на рассмотрение суда, арбитражный суд компетентен рассматривать данный спор.

Истцом по требованию об урегулировании разногласий по договору может выступать:

  • контрагент обязанной стороны (если заключение договора является обязательным для одной из сторон);
  • сама обязанная сторона при условии, если контрагент представил в суд свои предложения по условиям договора. В этом случае арбитражный суд должен исходить из того, что спор передан на его рассмотрение по соглашению сторон (пункт 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.05.1997 №14 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров»);
  • любая из сторон по договору, заключение которого не является обязательным, при достижении ими соглашения о передаче разногласий на рассмотрение суда.

Общий порядок передачи на рассмотрение суда споров о понуждении к заключению договора и споров о разногласиях, возникших при заключении договора, для случаев, когда ГК РФ или другими законами установлена обязанность заключить договор, установлен ст. 445 ГК РФ и различается в зависимости от того, для какой стороны обязательно заключение договора: для стороны, которой направлена оферта (акцептанта), либо для стороны, направившей оферту (оферента). Следует отметить, что поскольку данные нормы являются диспозитивными, иные порядок и сроки могут быть согласованы сторонами. Кроме того, положения статьи 445 ГК РФ не применяются при наличии специальных правил, например, норм о порядке заключения государственного контракта на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг.

Согласно пункту 1 статьи 445 ГК РФ в случаях, когда заключение договора обязательно для акцептанта, последний обязан направить оференту извещение об акцепте, либо об отказе от акцепта, либо об акцепте оферты на иных условиях в течение тридцати дней со дня получения оферты (если другие сроки не установлены законом, иными правовыми актами или не согласованы сторонами). При получении от обязанной стороны извещения об акцепте на иных условиях (контроферты) необязанная сторона вправе передать разногласия, возникшие при заключении договора, на рассмотрение суда в течение тридцати дней со дня получения такого извещения либо истечения срока для акцепта. Названный срок не должен рассматриваться как срок, ограничивающий возможность заинтересованной стороны на передачу разногласий по договору в арбитражный суд. Поэтому в тех случаях, когда заинтересованная сторона передала разногласия на рассмотрение суда по его истечении, а другая сторона не возразила против этого, суд рассматривает такое исковое заявление по существу (информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 5 мая 1997 года N 14 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров»).

Если же обязанная сторона не акцептовала оферту и не направила контроферту, то необязанная сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор.

Таким образом, преддоговорные споры в этих случаях возникают при отказе обязанной стороны от акцепта оферты либо при акцепте оферты на иных условиях (контроферты). В этой связи необходимой предпосылкой предъявления заинтересованной стороной в суд иска о понуждении обязанной стороны к заключению договора является предварительное досудебное обращение к ней с предложением заключить договор. В противном случае иск подлежит оставлению без рассмотрения.

В случаях, когда заключение договора обязательно для оферента и ему будет направлен протокол разногласий к проекту договора (контроферта), оферент обязан известить другую сторону о принятии контроферты либо о ее отклонении.

При отклонении контроферты либо неполучении извещения о ее акцепте возникает преддоговорный спор, в связи с чем необязанная сторона вправе передать его на рассмотрение суда.

Заметим, что для случая, когда оферент является обязанным лицом, законодатель не предусмотрел срока для передачи необязанной стороной разногласий на рассмотрение суда.

В связи с этим в судебной практике выражены 3 подхода относительно данного срока:

  • исходя из принципа равенства участников гражданских правоотношений подлежит применению 30-дневный срок, установленный пунктом 1 статьи 445 ГК РФ для передачи разногласий по оферте необязанной стороны. Пропуск данного срока при наличии возражений об этом ответчика влечет отказ в удовлетворении иска 1 ;
  • 30-дневный срок, установленный для передачи разногласий по оферте необязанной стороны, не подлежит применению к случаю передачи разногласий по оферте обязанной стороны, поэтому разногласия по оферте обязанной стороны могут быть переданы в суд в любой срок 2 (этот подход разделяется Арбитражным судом Красноярского края);
  • с учетом положений статьи 314 ГК РФ разногласия должны быть переданы на рассмотрение суда в разумный срок 3 . Представляется, что данный подход не вполне согласуется со статьей 314 ГК РФ, регулирующей сроки исполнения обязательства, так как передача разногласий на рассмотрение суда с учетом положений статьи 307 ГК РФ не является гражданско-правовым обязательством.

Как было указано выше, в силу статьи 446 ГК РФ наряду с законом основанием передачи разногласий по отдельным условиям договора на рассмотрение суда служит соглашение сторон.

Вопрос о форме такого соглашения ни материальным, ни процессуальным законодательством не урегулирован. В юридической литературе большинство авторов склоняется к тому, что такое соглашение должно быть облечено в письменную форму 4 . При этом с учетом положений пункта 2 статьи 434 ГК РФ о соблюдении письменной формы соглашения могут свидетельствовать: специальное письменное соглашение сторон о передаче преддоговорного спора суду; соответствующая оговорка, включенная в проект договора-документа одной стороной, в отношении которой другая сторона не выразила возражений 5 ; обмен сторонами документами, из которых усматривается наличие соглашения сторон о преддоговорном разбирательстве, посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по спору.

Несмотря на то, что иски о понуждении к заключению договора и иски об урегулировании разногласий по договору являются различными способами защиты, они все же имеют плоскость соприкосновения в том случае, когда при рассмотрении в суде требования о понуждении к заключению договора ответчик не просто заявит о несогласии заключить договор на предложенных истцом условиях, а приведет конкретные возражения по тем или иным условиям.

Обязанность рассмотреть подобные разногласия, несмотря на то, что заявлено требование о понуждении к заключению договора, вытекает из норм процессуального законодательства. Так, в соответствии со статьей 173 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по спору о понуждении заключить договор указываются условия, на которых стороны обязаны заключить договор. Поэтому в обозначенной ситуации на арбитражный суд возлагается обязанность разрешить по существу имеющиеся разногласия сторон и сформулировать условия договора в соответствии с требованиями законодательства. Указанное не означает выход суда за пределы требования о понуждении заключить договор и не влечет необходимости изменения истцом предмета заявленных требований.

Именно оценка условий договора на предмет указания в нем всех существенных условий, а также оценка всех доводов сторон является обязанностью суда при рассмотрении исков о понуждении к заключению договора (Постановление ФАС Центрального округа от 19.04.2011 по делу А08-3052/2010-5).

Следует отметить, что до недавнего времени в судебной практике существовал подход, в силу которого если ответчик не уклонялся от заключения договора путем выраженного отказа в его заключении либо молчания, а возражал по определенным условиям, иск о понуждении к заключению договора не мог быть удовлетворен в связи с отсутствием факта уклонения ответчика от его заключения.

Данный подход распространялся и на случаи, когда ответчик подписывал договор с протоколом разногласий в ходе рассмотрения дела в суде 6 и основывался, в том числе на разграничении 2-х видов исков: о понуждении к заключению договора и о рассмотрении разногласий при заключении договора. Поэтому суды приходили к выводу о том, что условия договоров не согласовываются в ходе рассмотрения дела о понуждении к заключению договора, как в иске о согласовании, а оцениваются лишь как имеющиеся и подлежащие удовлетворению/отказу в удовлетворении 7

В настоящее время данная практика изменена в связи с принятием постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.01.2012 №11657/11, согласно которому, если обязанное лицо уклонилось от подписания договора, заключение которого для него обязательно, но в ходе рассмотрения дела представило разногласия по условиям предложенного проекта, то суд, в силу статьи 131 АПК РФ, обязан их рассмотреть.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отметил, что реализация права стороны, управомоченной требовать заключения договора в судебном порядке, не может зависеть от формы уклонения обязанной стороны от его заключения на предложенных условиях (отказ от подписания договора, подписание его в суде с протоколом разногласий, утрата протокола разногласий при пересылке, или подписание неуполномоченным лицом и т.п.). Поскольку заключение договора является обязательным, обязанностью суда является обеспечение защиты прав лица, обратившегося с требованием о понуждении к заключению договора.

Согласно статье 173 АПК РФ по спору, возникшему при заключении договора, в резолютивной части решения указывается вывод арбитражного суда по каждому спорному условию договора, а по спору о понуждении к заключению договора указываются условия, на которых стороны обязаны заключить договор.

Следовательно, разрешение судом спора о понуждении к заключению договора и при уклонении от заключения договора, и при возникновении разногласий по конкретным его условиям сводится по существу к внесению определенности в правоотношения сторон и установлению судом условий, не урегулированных сторонами в досудебном порядке.

Установление судом или изменение при рассмотрении спора о понуждении к заключению договора фактических обстоятельств, влияющих на формулировку искового требования, не меняет его предмета как спора о заключении договора и не должно приводить к отказу в понуждении к его заключению. Последствием такого отказа является необходимость предъявления нового иска, что может привести к нарушению прав на судопроизводство в разумный срок.

Важными с точки зрения установления практики рассмотрения дел о понуждении к заключению договоров или разрешении разногласий при их заключении являются выводы, содержащиеся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.09.2010 №4667/10, согласно которым при разрешении разногласий по существенному условию договора суд не вправе уклониться от их урегулирования и отказать в иске. В рамках пересмотренного Президиумом дела стороны не пришли к соглашению относительно цены выкупаемого земельного участка. Однако, поскольку согласно статье 555 ГК РФ при отсутствии в договоре согласованного сторонами в письменной форме условия о цене недвижимости договор о ее продаже считается незаключенным, на основании статьи 446 ГК РФ судам надлежало определить условия договора, по которым у сторон имелись разногласия и на основании статьи 173 АПК РФ разрешить спор по спорному условию, а не отказывать в иске в связи с недостигнутым соглашением сторон.

Аналогичные выводы содержатся в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.08.2004 №4417/04, от 15.05.2007 №1340/07.

Поскольку решение по преддоговорному спору восполняет недостающую волю сторон на заключение договора либо согласование его отдельных условий, то, как справедливо отмечается в литературе, «задача суда состоит в том, чтобы найти вариант, который в максимальной степени удовлетворял бы правильно понятым интересам контрагентов 8 . В связи с многообразием договоров, при заключении которых может возникнуть преддоговорный спор, определение судом содержания договорных условий должно производиться исходя из конкретных обстоятельств каждого отдельного случая, в том числе в ряде случаев необходимо учитывать статус сторон спора и особенности правого регулирования спорных правоотношений с их участием

Так, например, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 21.04.2009 №15791/08 отметил, что с иском об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора на отпуск питьевой воды и прием сточных вод, в суд обратилось товарищество собственников жилья. Поскольку товарищество в данных отношениях представляет интересы потребителей (граждан), то заключаемый договор в части условий об определении объема сточных вод от горячего водоснабжения при отсутствии как индивидуальных, так и коллективных приборов учета должен соответствовать требованиям, применяемым к населению.

Учитывая вышеизложенное, судам при наличии положений Правил пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 12.02.1999 N 167 и Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.05.2006 N 307 (далее — Правила N 307), регулирующих одни и те же отношения, следовало отдать приоритет нормам Правил № 307 и принять редакцию условий договора, регулирующую отношения с населением, предложенную товариществом.

Представляется заслуживающим внимания мнение о том, что при определении содержания конкретного пункта договора суд должен руководствоваться требованиями законности, разумности договорного условия и его справедливости для всех сторон договора, реальности исполнения договорного условия в расчете на добросовестность участников гражданского оборота, адекватности договорного условия общей воле сторон и цели договора, ясности, однозначности (недвусмысленности) и определенности содержания договорного условия 9 .

Существенное значение для практики рассмотрения анализируемых видов споров имеют подходы Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации об определении судом условий договора при наличии императивных и диспозитивных норм гражданского законодательства, регулирующих данные правоотношения.

В части императивного регулирования правоотношений, из которых вытекают передаваемые в суд споры, в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.09.2009 №4550/09 отмечено, что, если положения договора, вызвавшие разногласия, прямо и императивно регулируются законом (иным нормативным актом), то спорные условия подлежат исключению из текста договора. Сторонам договора при его исполнении по вопросам, отраженным в спорных пунктах, следует руководствоваться нормами закона или иного нормативного акта, регулирующего спорное правоотношение.

При установлении судом условия договора, определяемого диспозитивной нормой,значимым является Постановление Президиума ВАС РФ от 01.07.2008 №3431/08.

Согласно пункту 4 статьи 421 ГК РФ в случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

В рамках пересматриваемого дела стороны просили суд урегулировать разногласия по договору энергоснабжения: ответчик (энергоснабжающая организация) предложил производить полную предварительную оплату договорного объема электрической энергии до 1-го числа месяца, в котором она подается, а истец (абонент) — производить оплату фактически потребленного объема электрической энергии в месяце, следующем за расчетным. Дословно редакция условия договора в редакции истца (абонента) звучала следующим образом: «Потребитель производит оплату за фактически потребленную энергию в течение 3-х банковских дней в месяце, следующим за расчетным, на основании вставленного Гарантирующим поставщиком счета на оплату и подписанной сторонами ведомости потребления».

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отметил, что пунктом 70 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 31.08.2006 N 530 (далее — Правила N 530) предусмотрена оплата покупателем гарантирующему поставщику половины договорного объема потребления электрической энергии и мощности в срок до 15-го числа месяца, в котором осуществляется ее потребление, в случае если иное не установлено договором энергоснабжения.

Указанная норма Правил N 530 является диспозитивной и учитывает интересы как поставщика электрической энергии, так и ее потребителя.

Следовательно, суд должен руководствоваться диспозитивной нормой пункта 70 Правил N 530, в которой заложен баланс интересов сторон.

Вместе с тем, в силу статьи 446 ГК РФ условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда. Следовательно, суд при определении условий договора не ограничен применением только диспозитивной нормы.

Пункт 70 Правил N 530 не устанавливает сроков оплаты потребителем другой половины электрической энергии, поэтому при определении условия договора следует учесть редакцию спорного пункта, предложенную истцом (абонентом), имея в виду, что в таком порядке производится окончательный расчет за потребленную электрическую энергию. Спорный пункт договора энергоснабжения изложен Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в следующей редакции: «Потребитель оплачивает Гарантирующему поставщику половину договорного объема потребления электрической энергии и мощности в срок до 15-го числа месяца, в котором осуществляется потребление электрической энергии. Потребитель производит окончательную оплату фактически потребленной энергии в течение трех банковских дней в месяце, следующем за расчетным, на основании выставленного Гарантирующим поставщиком счета на оплату и подписанной сторонами ведомости потребления».

Таким образом, при наличии диспозитивной нормы, предусматривающей спорное договорное условие, содержание последнего по общему правилу должно определяться в соответствии с этой диспозитивной нормой, при этом в части, не урегулированной диспозитивной нормой, суд вправе установить условие договора исходя из разумности и баланса интересов сторон. Указанное обстоятельство объясняется тем, что диспозитивная норма, с учетом презумпции разумности ее разработчика, содержит наиболее оптимальный и справедливый вариант поведения участников гражданского оборота в соответствующей ситуации. Вместе с тем справедливым представляется мнение о том, что предложение одной из сторон об отступлении от диспозитивной нормы может быть принято судом в случае, если необходимость отступления от нее вызвана такими существенными обстоятельствами, которые свидетельствуют о том, что соответствующая диспозитивная норма не содержит оптимального варианта поведения сторон ввиду заслуживающих внимание особенностей данного конкретного случая 10 .

Представляется, что данный подход согласуется с подходом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации к возможности установления договорных неустоек при разрешении споров о понуждении к заключению договоров или разрешении разногласий высказанным в пункте 11 информационного письма от 25.07.2000 №56 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с договорами на участие в строительстве», согласно которому арбитражный суд не вправе устанавливать договорную неустойку за нарушение обязательств, если одна из сторон возражает против ее установления.

В отношении условий договора о неустойке интересным представляется вывод Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 01.03.2011 №14386/10 об определении судом в целях разрешения разногласий размера неустойки в ситуации, когда Закон возможность её начисления предусматривает, но размер неустойки или порядок её начисления прямо не устанавливает.

Президиум отметил, что ни Закон об объектах культурного наследия, ни пункт 63 Положения об охране памятников, предусматривая неустойку за невыполнение условий охранных соглашений как возможную меру ответственности и указывая на обязанность ее уплаты в порядке, установленном действующим законодательством, не содержат в себе норм о видах нарушений, за совершение которых должна наступать гражданско-правовая ответственность, а также о размере неустойки.

Вместе с тем в соответствии с пунктом 1 статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

При передаче разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании статьи 445 ГК РФ по соглашению сторон условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда (статья 446 Кодекса).

Президиум согласился с позицией судов и признал обоснованным включение в текст охранного обязательства условия о неустойке в размере соответствующей ставкам, обычно применяемым при заключении таких соглашений со всеми собственниками (пользователями) объектов культурного наследия на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Необходимо отличать преддоговорные споры от споров, связанных с изменением условий действующего между сторонами договора.

Президиум Высшего Арбитражного Суда сформировал практику, согласно которой судам при рассмотрении споров о рассмотрении разногласий, возникших при заключении договора, в ситуации существования ранее между сторонами договорных отношений, необходимо выяснять вопрос о том является ли заявленный иск по существу преддоговорным спором или спором о внесении изменений в ранее действовавший договор.

Так, в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.06.2010 №386/10 отмечено, что, несмотря на направленное истцом ответчику извещение об отказе от продления договора на 2009 год и о его намерении заключить с ответчиком новый договор, вопрос о расторжении договора в полном объеме окончательно сторонами не решен.

Направленное истцом ответчику предложение (дополнительное соглашение к ранее заключенному договору энергоснабжения), так и ответ ответчика касались внесения изменения в договор, а не разногласий, возникших при заключении нового договора. В этом случае к отношениям сторон подлежали применению правила статей 450 — 452 Гражданского кодекса об основаниях, условиях и порядке изменения договора.

Аналогичные выводы содержатся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.2011 №18092/10.

Согласно статье 173 АПК РФ по спору, возникшему при заключении или изменении договора, в резолютивной части решения указывается вывод арбитражного суда по каждому спорному условию договора, а по спору о понуждении заключить договор указываются условия, на которых стороны обязаны его заключить.

В связи с этим представляет интерес определение момента, с которого договор считается заключенным.

Поскольку споры об урегулировании разногласий по договору возникают в обстоятельствах, свидетельствующих о наличии обоюдной воли сторон на заключение договора, а несогласование воли имеет место лишь в части его отдельных условий, то представляется правильным подход о том, что при урегулировании разногласий в судебном порядке договор вступает в силу и считается заключенным с даты вступления решения суда в законную силу 11 .

Что касается решений об удовлетворении иска о понуждении заключить договор, то поскольку формулировка резолютивной части обязывает сторон заключить договор на указанных условиях, представляется, что с точки зрения законодателя заключение договора относится к стадии исполнения решения суда и зависит от действий сторон, в силу чего само по себе решение суда в отсутствие заключенного сторонами договора не может его восполнить.

Вместе с тем в юридической литературе встречается точка зрения, что и по искам о понуждении заключить договор последний считается заключенным с даты вступления решения суда в законную силу 12 .

Данный вопрос не был предметом рассмотрения Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, однако Постановлением от 31.01.2012 № 11657/11 Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации оставил без изменения решение Арбитражного суда Челябинской области от 17.01.2011 по делу № А76/15904/2010, принятое по иску о понуждении заключить договор, резолютивная часть которого изложена следующим образом:

Обязать ответчика в тридцатидневный срок с момента вступления в законную силу решения суда заключить с истцом договор возмездного оказания услуг…на следующих условиях…

В случае уклонения ответчика от заключения договора считать договор заключенным на вышеуказанных условиях с момента вступления в законную силу решения арбитражного суда по настоящему делу».

Таким образом, решение с такой резолютивной частью, с одной стороны, соответствует требованиям статьи 173 АПК РФ, предоставляя ответчику возможность исполнить его в добровольном порядке, заключив договор. С другой стороны, это решение содержит некий обеспечительный механизм, в силу которого если ответчик не исполнит добровольно решение суда в установленный судом срок, то с даты вступления решения в законную силу договор будет считаться заключенным на указанных в резолютивной части условиях, то есть решение суда выступит в роли суррогата соглашения.

Представляется, что подобная конструкция резолютивной части решений по искам о понуждении к заключению договора способствует наиболее полной реализации права на судебную защиту по таким спорам, одновременно исключая необходимость обращения истца по делу к не всегда эффективному механизму принудительного исполнения исполнительных документов с требованиями неимущественного характера (глава 13 ФЗ «Об исполнительном производстве»).

II. Выводы по делам, рассмотренным Арбитражным судом Красноярского края

1. В предмет доказывания по искам о понуждении к заключению договора входит факт уклонения обязанной стороны от его заключения, однако, запросив от истца сведения, необходимые для заключения договора в силу действующего законодательства, ответчик действовал правомерно и не уклонялся от заключения договора.

Общество, являющееся сетевой организацией, обратилось в суд с иском к смежной сетевой организации (далее по тексту – смежная организация или ответчик) о понуждении к заключению договора оказания услуг по передаче электрической энергии.

В ходе рассмотрения дела судом установлено, что смежная организация, получив от Общества проект договора на оказание услуг по передаче электрической энергии, запросила у Общества акты разграничения балансовой принадлежности сетей и эксплуатационной ответственности сторон, величины максимальной мощности энергопринимающего устройства заказчика присоединенного к электрической сети, с распределением указанной величины по каждой точке присоединения к электрической сети, в отношении которой было осуществлено технологическоеприсоединение в установленном законодательством Российской Федерации порядке, плановые объемы потребляемой мощности и электрической энергии с разбивкой по месяцам, в пределах которых исполнитель принимает на себя обязательства обеспечить передачу электрической энергии в точках поставки.

Отказывая в удовлетворении иска, суд отметил, что согласно пункту 34, 36 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861 (далее по тексту – Правила №861) по договору между смежными сетевыми организациями одна сторона договора обязуется предоставлять другой стороне услуги по передаче электрической энергии с использованием принадлежащий ей на праве собственности или ином законном основании объектов электросетевого хозяйства, а другая сторона обязуется оплачивать эти услуги и (или) осуществлять встречное предоставление услуг по передаче электрической энергии. Сетевая организация не вправе отказать смежной сетевой организации в заключении договора. При необоснованном отказе или уклонении сетевой организации от заключения договора, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор и возмещении ей причиненных убытков.

В соответствии с пунктом 38 Правил N 861 договор между смежными сетевыми организациями должен содержать в качестве существенного условия договора величину присоединенной (заявленной) мощности, в пределах которой соответствующая сторона обязуется обеспечивать передачу электрической энергии в соответствующей точке присоединения и технические характеристики точек присоединения объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сторонам договора, включая их пропускную способность.

Таким образом, предложив Обществу представить все необходимые для заключения договора сведения, предусмотренные пунктом 38 Правил, ответчик не уклонялся от заключения договора, в связи с чем судом в иске было отказано.

2. Исковое заявление о понуждении ответчика заключить договор подлежит оставлению без рассмотрения в связи с несоблюдением досудебного порядка урегулирования спора, если направленный истцом ответчику проект договора не содержит существенных условий договора.

Управляющая организация обратилась в арбитражный суд с иском к ресурсоснабжающей организации о понуждении заключить договор на теплоснабжение на условиях, соответствующих законодательству.

Суд оставил исковое заявление без рассмотрения по следующим основаниям.

В пункте 2 статьи 432 ГК РФ закреплено, что договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной.

Согласно пункту 1 статьи 435 ГК РФ офертой признается адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, которое достаточно определено и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение. Оферта должна содержать существенные условия договора.

В соответствии со статьей 445 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или иными законами для стороны, которой направлена оферта, заключение договора обязательно, эта сторона должна направить другой стороне извещение об акцепте, либо об отказе от акцепта, либо об акцепте оферты на иных условиях в течение 30 дней со дня получения оферты. Если сторона, для которой в соответствии с настоящим Кодексом или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор.

В силу пункта 2 части 1 статьи 148 АПК РФ арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором.

Поскольку договор на теплоснабжение является публичным, то в соответствии со статьями 426, 445 ГК РФ, статьей 15 Федерального закона от 27.07.2010 № 190-ФЗ «О теплоснабжении» (далее – ФЗ «О теплоснабжении») истец до обращения в суд с иском о понуждении к заключению договора обязан был направить ответчику оферту, содержащую все существенные условия договора.

Сведения, которые обязательно указываются в оферте, перечислены в пункте 8 статьи 15 ФЗ «О теплоснабжении».

Оценив представленные в материалы дела доказательства, в том числе переписку сторон, суд пришел к выводу, что истцом не соблюден досудебный порядок урегулирования спора, поскольку направленный ответчику проект договора не содержит существенных условий договора поставки тепловой энергии (объем тепловой энергии (мощности) и (или) теплоносителя, подлежащий поставкам теплоснабжающей организацией и приобретению потребителем, величину тепловой нагрузки теплопотребляющих установок потребителя тепловой энергии, параметры качества теплоснабжения, режим потребления тепловой энергии) и не может быть признан офертой 13 .

3. Оферта не может быть признана надлежащей, если обязательное приложение к проекту договора ненадлежащим образом оформлено

Общество, являющееся сетевой организацией, обратилось в суд с иском к смежной сетевой организации (далее по тексту – смежная организация или ответчик) о понуждении к заключению договора оказания услуг по передаче электрической энергии.

В обоснование иска Общество сослалось на то, что направило в адрес ответчика проект договора на оказание услуг по передаче электрической энергии, однако, ответчик заключить договор отказался, сославшись на подписание приложения к договору – акта разграничения балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности со стороны обслуживающей организации не генеральным директором данного юридического лица. По мнению Общества, отсутствие подписи со стороны эксплуатирующей организации в акте разграничения балансовой принадлежности не лишает данный акт юридической силы.

Суд с доводами Общества не согласился, в иске отказал, отметив следующее.

Согласно подпункту «б» пункта 38 Правил N 861, в акте разграничения балансовой принадлежности электросетей и эксплуатационной ответственности отражаются существенные условия, которые должен содержать договор на оказание услуг по передаче электрической энергии, поэтому в случае, если указанный акт подписан не уполномоченным лицом, сведения, отраженные в акте не могут быть признаны достоверными, следовательно, договор на передачу электрической энергии не может считаться, содержащим все существенные условия.

Поскольку допрошенный в судебном заседании генеральный директор обслуживающей организации показал, что подпись в акте разграничения балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности принадлежит не ему, а главному инженеру по доверенности, выданной на иной период, суд пришёл к выводу о том, что данный акт подписан неуполномоченным лицом и оферта не может считаться надлежащей.

4. По спору о понуждении заключить договор бремя доказывания факта направления ответчику в установленный срок предложения заключить договор на условиях предварительного договора лежит на истце. Ответчик не обязан при отрицании факта получения оферты доказывать факт получения иного документа в почтовом отправлении истца.

Общество (далее – истец) обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (далее – ответчик) об обязании заключить с ответчиком на условиях предварительного договора договоры купли-продажи трех объектов недвижимого имущества и зарегистрировать переход права собственности на это недвижимое имущество.

Судом установлено, что между истцом и ответчиком заключен предварительный договор купли-продажи недвижимого имущества, по условиям которого стороны обязались заключить до 31 октября 2010 года договор купли-продажи трех объектов недвижимого имущества.

В обоснование исковых требований истец ссылался на письмо, направленное ответчику, в котором истец предлагает заключить договоры купли-продажи недвижимого имущества в соответствии с предварительным договором. Ответчик заявил, что не получал указанное письмо. В обоснование отправки указанного письма истцом представлена почтовая квитанция без уведомления и описи вложения.

Суд отказал в удовлетворении иска по следующим основаниям.

Согласно пункту 5 статьи 429 ГК РФ в случаях, когда сторона, заключившая предварительный договор, уклоняется от заключения основного договора, применяются положения, предусмотренные пунктом 4 статьи 445 настоящего Кодекса.

В соответствии с пунктом 4 статьи 445 ГК РФ если сторона, для которой в соответствии с настоящим Кодексом или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор.

Вместе с тем пунктом 6 статьи 429 ГК РФ предусмотрено правило о прекращении обязательств, предусмотренных предварительным договором, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен либо одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор.

По условиям предварительного договора купли-продажи принадлежащего ответчику недвижимого имущества основной договор подлежит заключению до 31.10.2010.

В силу пункта 1 статьи 435 ГК РФ предложение о заключении договора направляется в виде оферты, содержащей существенные условия договора.

В обоснование довода о направлении ответчику предложения заключить основной договор купли-продажи истец сослался на письмо, факт получения которого ответчик отрицает.

В связи с этим в отсутствие описи вложения почтовый кассовый чек, а также выписка с сайта Почты России об отслеживании почтового отправления не подтверждают факта направления ответчику и получения им каких-либо конкретных документов.

С учетом положений статьи 65 АПК РФ о распределении обязанности по доказыванию обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу, в рамках настоящего дела ответчик не обязан при отрицании факта получения письма доказывать факт получения иного документа в почтовом отправлении, направленном в его адрес истцом. Бремя доказывания фактов направления и получения письма с предложением заключить договор лежит на истце.

Поскольку истец не доказал, что в установленный предварительным договором срок для заключения основного договора он обращался к ответчику с предложением заключить договор, у истца отсутствует право требовать понуждения ответчика к заключению договора.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

5. Срок, указанный в статье 445 ГК РФ, на представление акцепта или новой оферты не является пресекательным и не означает, что если сторона не направила акцепт или протокол разногласий на договор, то договор считается заключенным.

Общество, являющееся сетевой организацией, обратилось в суд с иском к сетевой организации (далее по тексту – смежная организация или ответчик) о понуждении к заключению договора оказания услуг по передаче электрической энергии.

В обоснование иска Общество сослалось на то, что 04.08.2011 направило в адрес ответчика проект договора на оказание услуг по передаче электрической энергии, ответчик 13.10.2011 направил в адрес Общества протокол разногласий к договору оказания услуг по передаче электрической энергии с просьбой подписать, скрепить печатью и вернуть в адрес ответчика один экземпляр протокола разногласий к договору. Общество направило в адрес сетевой организации письмо, в котором указало, что правовые основания для рассмотрения представленного с нарушением установленного законом срока протокола разногласий отсутствуют. По мнению Общества, протокол разногласий не может рассматриваться как подлежащий оценке судом, поскольку ответчиком нарушен 30- дневный срок, предусмотренный статьёй 445 ГК РФ, для ответа на проект договора.

Отклоняя данные доводы, суд отметил, что согласно части 1 статьи 445 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с ГК РФ или иными законами для стороны, которой направлена оферта (проект договора), заключение договора обязательно, эта сторона должна направить другой стороне извещение об акцепте, либо об отказе от акцепта, либо об акцепте оферты на иных условиях (протокол разногласий к проекту договора) в течение тридцати дней со дня получения оферты. Установленный данной статьёй срок не является пресекательным и не означает, что если сторона не направила акцепт или протокол разногласий на договор последний считается заключенным на условиях проекта договора.

6. Срок для реализации права на передачу спора в суд для стороны, направившей протокол разногласий на оферту стороны, обязанной к заключению договора, действующим законодательством не установлен.

Акционерное общество обратилось в суд с иском к владельцу погрузочно-разгрузочного тупика (далее по тексту – ответчик) о принятии пунктов договора на пользование подъездными путями за плату в редакции истца.

Ответчик обратился с апелляционной жалобой, в которой в том числе заявил о необоснованности рассмотрения судом первой инстанции спора по существу в связи с пропуском истцом 30-дневного срока, установленного абзацем 2 пункта 1 статьи 445 ГК РФ.

Суд апелляционной инстанции с доводами ответчика не согласился, отметив, следующее.

Пункт 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.10.2005 № 30 «О некоторых вопросах практики применения Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации» предписывает арбитражным судам исходить из того, что заключение договоров, связанных с обслуживанием контрагентов, имеющих на железнодорожном пути необщего пользования свои склады, погрузочно-разгрузочные площадки либо примыкающие к железнодорожным путям владельца этих путей свои железнодорожные пути, является обязанностью как этих сторон, контрагентов, таки перевозчика, если перевозчик обслуживает железнодорожный путь необщего пользования своим локомотивом (статья 60 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 2 статьи 445 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с ГК РФ или иными законами заключение договора обязательно для стороны, направившей оферту (проект договора), и ей в течение тридцати дней будет направлен протокол разногласий к проекту договора, эта сторона обязана в течение тридцати дней со дня получения протокола разногласий известить другую сторону о принятии договора в ее редакции либо об отклонении протокола разногласий. При отклонении протокола разногласий либо неполучении извещения о результатах его рассмотрения в указанный срок сторона, направившая протокол разногласий, вправе передать разногласия, возникшие при заключении договора, на рассмотрение суда.

Таким образом, срок для реализации права на передачу спора в суд для стороны, направившей протокол разногласий, в случае его отклонения, данной нормой не установлен. Кроме того, 30-дневный срок, установленный пунктом 1 указанной нормы, не может рассматриваться как ограничивающий возможность заинтересованной стороны на передачу разногласий по договору в арбитражный суд.

7. Если в соответствии с действующим законодательством вопрос об установлении цены товара (работы, услуги) определяется органом государственной власти, то суд не вправе определять условие о цене на основании сведений о цене аналогичных товаров (работ, услуг), оказываемых ответчиком другим хозяйствующим субъектам.

Акционерное общество обратилось в суд с иском к владельцу погрузочно-разгрузочного тупика (далее по тексту – ответчик) о принятии пункта договора на пользование подъездными путями за плату в следующей редакции «Стоимость использования железнодорожного пути «Владельца» устанавливается уполномоченным органом исполнительной власти Республики Хакасия ежегодно».

Ответчик обратился с апелляционной жалобой, в которой заявил о том, что условие договора о цене должно быть определено судом на основании сведений о цене аналогичных услуг, оказываемых ответчиком другим хозяйствующим субъектам.

Суд апелляционной инстанции с доводами ответчика не согласился, отметив, следующее.

Заявляя иск об урегулировании разногласий, акционерное общество не включило в договор условие о цене, оно лишь предложило правило о том, что стоимость использования железнодорожного пути «Владельца» устанавливается уполномоченным органом исполнительной власти Республики Хакасия ежегодно.

Пунктом 1 статьи 8 Федерального закона от 10.01.2003 № 17-ФЗ «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации» предусмотрено, что тарифы, сборы и плата, связанные с выполнением в местах общего и необщего пользования работ (услуг), относящихся к сфере естественной монополии, устанавливаются в соответствии с Федеральным законом «О естественных монополиях» и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 2 названной статьи на договорной основе устанавливаются тарифы, сборы и плата на железнодорожном транспорте, которые подлежат контролю со стороны государства.

Транспортные услуги, оказываемые на подъездных железнодорожных путях необщего пользования, входят в перечень транспортных услуг, по которым органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации предоставлено право вводить государственное регулирование тарифов и надбавок (Постановление Правительства Российской Федерации от 07.03.1995 № 239).

В соответствии с Положением о Государственном комитете по тарифам и энергетике Республики Хакасия, утвержденным постановлением Правительства Республики Хакасия от 25.01.2011 № 14 «Об утверждении Положения о Государственном комитете по тарифам и энергетике Республики Хакасия» (с последующими изменениями), функции по государственному регулированию на транспортные услуги, оказываемые на подъездных железнодорожных путях организациями промышленного железнодорожного транспорта и другими хозяйствующими субъектами независимо от организационно-правовой формы, за исключением организаций федерального железнодорожного транспорта, в Республике Хакасия, осуществляет Государственный комитет по тарифам и энергетике Республики Хакасия.

В соответствии с пунктом 1.3. Приказа Госкомтарифэнерго Хакасии от 16.09.2011 № 35-од «Об утверждении Методических указаний по расчету тарифов на транспортные услуги, оказываемые на подъездных железнодорожных путях организациями промышленного железнодорожного транспорта и другими хозяйствующими субъектами независимо от организационно-правовой формы, за исключением организаций федерального железнодорожного транспорта, на территории Республики Хакасия» регулирование тарифов осуществляется путем установления регулирующим органом фиксированных тарифов отдельно для каждой организации, оказывающей регулируемые услуги потребителям. Утверждение тарифов осуществляется на основании документов, предоставляемых в регулирующий орган, организациями, осуществляющими регулируемую деятельность (п. 1.5 Приказа).

Таким образом, наличие акта компетентного органа, вводящего фиксированные тарифы для ответчика связано с действиями данного общества, в связи с чем суд первой инстанции обоснованно изложил пункт договора в редакции Акционерного общества.

8. Условие договора, диспозитивно регулируемое нормами действующего законодательства, принимается в той редакции стороны по делу, которая наиболее соответствует положениям действующего законодательства.

Акционерное общество (далее по тексту акционерное общество или истец) обратилось в суд с иском к владельцу погрузочно-разгрузочного тупика (далее по тексту – ответчик) о принятии пункта договора на пользование подъездными путями за плату в следующей редакции «Пользователь» производит расчет с «Владельцем» за использование железнодорожного подъездного пути не позднее десяти дней с момента получения счет-фактуры».

Ответчик предлагал установить Акционерному обществу трехдневный срок для оплаты.

Суд первой инстанции иск удовлетворил, сославшись на удалённость сторон по договору друг от друга и принятии в связи с этим спорного пункта договора в редакции истца.

Суд апелляционной инстанции решение оставил без изменения, отметив, следующее.

Согласно статье 314 ГК РФ, если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или, соответственно, в любой момент в пределах такого периода.

В случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства. Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона,

Таким образом, редакция истца наиболее соответствует положениям действующего законодательства, в связи с чем требования истца в этой части правомерно удовлетворены судом.

9. При установлении в законодательстве диспозитивной нормы, регулирующей спорное правоотношение, суд принимает редакцию пункта договора, учитывая баланс частных и публичных интересов.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к энергоснабжающей организации с иском о разрешении разногласий по пункту договора на энергоснабжение, предлагая исключить из текста договора указание на возможность введения частичного и (или) полного ограничения режима потребления электроэнергии в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения абонентом обязательств по оплате авансовых платежей.

Суд исковые требования удовлетворил, отметив, что согласно подпункту «а» пункта 161 Правил № 530, ограничение режима потребления может вводиться в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения потребителем обязательств по оплате электрической энергии и услуг, оказание которых является неотъемлемой частью процесса снабжения электрической энергией потребителей, в том числе по предварительной оплате, если такое условие предусмотрено соответствующим договором с потребителем.

Приведенная норма в части ограничения режима потребления электроэнергии за нарушение потребителем обязательства по оплате авансового платежа не должна толковаться как норма, допускающая безусловное право гарантирующего поставщика на ограничение режима потребления электрической энергии при наличии в договоре условия об уплате авансовых платежей и нарушении потребителем сроков их уплаты.

Поскольку стороны к соглашению об ограничении поставки электрической энергии в связи с неоплатой авансовых платежей не пришли, следовательно, ограничение режима потребления электроэнергии в названном случае не применяется.

При таких обстоятельствах условие об установлении ограничения режима потребления в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения потребителем обязательств по предварительной оплате является чрезмерным, не учитывающим другие условия договора, и нарушающим баланс публичных и частных интересов.

10. Условия договора должны соответствовать императивным требованиям законодательства.

Акционерное общество (далее по тексту акционерное общество или истец) обратилось в суд с иском к владельцу погрузочно-разгрузочного тупика (далее по тексту – ответчик) о принятии пункта договора на пользование подъездными путями за плату в следующей редакции «Настоящий договор вступает в силу с момента подписания и действует в течение пяти лет».

Ответчик против данной редакции пункта договора возражал, полагая, что срок договора, установленный судом первой инстанции в размере 5 лет, является непомерным обременением его права собственности на путь необщего пользования.

Суд первой инстанции иск удовлетворил. Суд апелляционной инстанции решение оставил без изменения, отметив, что условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422 ГК РФ).

Статьёй 64 Устава железнодорожного транспорта установлено, что договоры на эксплуатацию железнодорожных путей необщего пользования заключаются не более чем на пять лет. Таким образом, срок действия договора в редакции истца не превышает максимально допустимый срок, предусмотренный законодательством, поэтому предложенная Акционерным обществом редакция пункта договора является обоснованной.

11. Требование истца об обязании ответчика заключить дополнительное соглашение к договору субподряда фактически является требованием о внесении изменений в действующий договор субподряда.

Государственное автономное учреждение обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью об обязании заключить дополнительное соглашение к договору субподряда в редакции, соответствующей условиям и предложенной истцом, на основаниях статьи 445 ГК РФ.

Требование истца об обязании ответчика заключить дополнительное соглашение к договору субподряда является фактически требованием о внесении изменений в действующий договор субподряда, удовлетворение которого допустимо только при соблюдении положений статьи 450 ГК РФ.

По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

  • при существенном нарушении договора другой стороной;
  • в иных случаях, предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации, другими законами или договором.

Требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок (ст. 452 ГК РФ).

Действующим законодательством не предусмотрена обязанность подрядчика по заключению договора с лицом в качестве субподрядчика, в том числе, обязанность по заключению дополнительного соглашения к действующему договору субподряда на выполнение дополнительных работ. На ответчика не распространяются нормы статей 445, 446 ГК РФ

12. Заключение договора исключает возможность рассмотрения преддоговорного спора. Внесение изменений в уже заключенный договор возможно только в порядке и по основаниям, предусмотренным статьями 450 — 452 ГК РФ.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к Департаменту муниципального имущества и земельных отношений о разрешении разногласий, возникших при заключении договора купли-продажи нежилого помещения, в части стоимости объекта недвижимого имущества, выкупаемого на основании Федерального закона от 22.07.2008 года N 159-ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон № 159-ФЗ).

В ходе рассмотрения спора судом установлено, что на момент рассмотрения спора в суде между сторонами подписан договор купли-продажи спорного помещения, в иске отказано, при этом суд отметил следующее.

В соответствии со статьей 446 ГК РФ в случаях передачи разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании статьи 445 Кодекса либо по соглашению сторон, условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда.

В силу пункта 1 статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Согласно статье 555 ГК РФ существенным условием договора продажи недвижимости является, в том числе, цена этого имущества.

Из материалов дела следует, что сторонами подписан договор купли-продажи спорного нежилого помещения, переход права собственности зарегистрирован в установленном законом порядке, стороны подписали акт приема-передачи спорного нежилого помещения истцу. Истцу выдано свидетельство о регистрации права собственности истца на нежилое помещение.

Таким образом, на момент рассмотрения дела в суде первой инстанции основания для рассмотрения преддоговорного спора утрачены, поскольку все существенные условия договора купли-продажи между сторонами согласованы, переход права собственности зарегистрирован в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, у истца возникло право собственности на спорное имущество. Внесение изменений в уже заключенный договор возможно только в порядке и по основаниям, предусмотренным статьями 450 — 452 ГК РФ.

Истцом доводы о ничтожности подписанного им договора купли-продажи нежилого помещения, изменение основания иска (внесение изменений в действующий договор купли-продажи) не заявлены, доказательства наличия указанных обстоятельств в материалы дела не представлены, поэтому исковые требования удовлетворению не подлежат.

Довод истца о заключении договора купли-продажи помещения на условиях Департамента в целях сохранения преимущественного права на приобретение арендуемого помещения основан на неверном толковании норм права.

Из материалов дела следует, что обществом в адрес Департамента направлен протокол разногласий к проекту договора купли-продажи нежилого помещения, подлежащего выкупу обществом, направив который истец акцептовал оферту Департамента на иных условиях (статья 443 ГК РФ) и передал разногласия на урегулирование в суд, что свидетельствует о его желании заключить договор. Отказ в приватизации при таких обстоятельствах действующим Законом № 159-ФЗ не допускается.

13. При разрешении спора об урегулировании разногласий суд не вправе отказать в иске по мотиву недоказанности истцом обоснованности предложенной им редакции спорных условий договора.

Государственное учреждение обратилось в арбитражный суд с иском акционерному обществу об урегулировании разногласий при заключении договора энергоснабжения.

Судом первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано в связи с тем, что изменение перечня объектов истца и уменьшение договорного объема потребления электрической энергии влечет необходимость внесения изменений также в приложения №№ 5 (акт разграничения балансовой принадлежности), 7 (однолинейная схема электроснабжения), 8 (расчет потерь в линиях и трансформаторах). Истцом данные приложения не представлены. В отсутствие приложений №№ 5,7,8, составленных с учетом измененного перечня объектов истца, рассмотреть разногласия сторон не представляется возможным.

Судом кассационной инстанции состоявшиеся судебные акты отменены, дело передано на новое рассмотрение, исходя из следующего.

Согласно статье 173 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по спору, возникшему при заключении или изменении договора, в резолютивной части решения приводится вывод арбитражного суда по каждому спорному условию договора, а по спору о понуждении заключить договор – условия, на которых стороны обязаны заключить договор.

Исходя из указанных норм материального права и установленных процессуальным законодательством требований к содержанию резолютивной части судебного решения, при разрешении спора об урегулировании разногласий суду надлежит оценить условия, которые стороны считают спорными, и по результатам данной оценки принять решение о возможности включения их в договор в той или иной редакции.

При этом окончательные условия договора определяются с учетом принципа равенства сторон, требований разумности и справедливости, экономической обоснованности тех или иных условий договора, доводов и возражений сторон спора, в соответствии с действующим законодательством.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции сослался на то, что одной из сторон спора не представлены доказательства, свидетельствующие о соответствии предложенной ею редакции условий договора нормам действующего законодательства, действующим между сторонами договора энергоснабжения техническим условиям подключения абонента.

Таким образом, судами фактически рассмотрен вопрос о соответствии условий договора в редакции истца нормам действующего законодательства. Установив отсутствие в материалах дела доказательств в подтверждение указанной истцом редакции договора, судами принято решение без учета цели предъявления такого иска – разрешение между сторонами спора, возникшего на стадии заключения договора, путем определения судом спорных условий договора в одной из возможных (предложенных) редакций.

14. Наличие соглашения сторон о продлении ранее действовавшего договора на следующий год, при наличии спора об условиях нового договора, не свидетельствует об отсутствии преддоговорного спора.

Государственное учреждение обратилось в арбитражный суд с иском акционерному обществу об урегулировании преддоговорного спора, возникшего при заключении государственного контракта на электроснабжение на 2011 год.

Возражая против иска, ответчик заявил, что между сторонами отсутствует преддоговорной спор, поскольку госконтракт, действовавший в 2010 году, дополнительными соглашениями сторон продлен на 2011 год, поэтому заявленный иск удовлетворению не подлежит.

Суд с доводами ответчика не согласился, отметив следующее.

Государственный контракт на электроснабжение на 2010 год заключен сторонами 01.01.2010.

В связи окончанием срока действия государственного контракта истец направил ответчику письмо о предоставлении проекта нового госконтракта на электроснабжение на 2011 год со всеми приложениями.

При заключении госконтракта на 2011 год стороны не достигли соглашения по ряду условий договора, суть которых сводится к исключению из государственного контракта объектов жилого фонда и линии электропередач.

В связи с имеющимися разногласиями стороны в дополнительных соглашениях, заключенных в 2011 году, указали на продление срока действия госконтракта на прежних условиях в связи с разрешением в арбитражном суде спора, возникшего между сторонами.

Частью 3 статьи 540 ГК РФ определено, что если одной из сторон до окончания срока действия договора внесено предложение о заключении нового договора, то отношения сторон до заключения нового договора регулируются ранее заключенным договором. Действие данной нормы не зависит от наличия между сторонами соглашения о продлении срока действия госконтракта до заключения нового договора.

Дополнительные соглашения о продлении срока действия государственного контракта заключены исключительно в связи с наличием спора в суде. Следовательно, довод ответчика о том, что между сторонами отсутствует преддоговорной спор ввиду наличия продленного государственного контракта на электроснабжение, является необоснованным. При ином подходе абонент был бы лишен права на передачу возникших при заключении договора (контракта) разногласий на рассмотрение суда.

15. Уточнение в ходе судебного разбирательства редакции пункта договора, разногласия по которому рассматриваются судом, является изменением предмета иска и не влечет оставление искового заявления без рассмотрения в связи с несоблюдением досудебного порядка урегулирования спора.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к РЖД об урегулировании разногласий по договору, возникших при заключении договора на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования общества, примыкающего к станции РЖД при обслуживании локомотивом перевозчика, в том числе по пункту 11 договора.

В ходе судебного разбирательства общество уточнило заявленные требования в части урегулирования разногласий по пункту 11 договора, предложило изложить его в другой редакции. Суд принял уточнение иска и оставил исковое заявление в части разногласий по пункту 11 договора без рассмотрения, руководствуясь следующим .

В соответствии с пунктом 2 статьи 452 ГК РФ требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение об изменении или о расторжении договора, либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении, или установленный законом либо договором, а при его отсутствии – в тридцатидневный срок.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 60 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ», спор об изменении или расторжении договора может быть рассмотрен судом по существу только в случае представления истцом доказательств, подтверждающих принятие им мер по урегулированию спора с ответчиком, предусмотренных пунктом 2 статьи 452 ГК РФ.

Поскольку обществом не представлены доказательства, свидетельствующие об обращении с уточненными исковыми требованиями, принятыми арбитражным судом, к другой стороне до обращения в арбитражный суд с иском, исковое заявление в указанной части подлежит оставлению без рассмотрения по пункту 2 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса РФ в связи с несоблюдением досудебного порядка урегулирования спора.

Суд апелляционной инстанции отменил определение суда первой инстанции, отметив следующее.

Согласно пункту 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.10.2005 № 30 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» в случае если перевозчик и владелец железнодорожного пути необщего пользования, грузоотправитель (грузополучатель) не пришли к соглашению по отдельным пунктам указанных договоров, заявления о рассмотрении таких разногласий принимаются без представления письменного соглашения сторон о передаче разногласий на разрешение арбитражного суда. До передачи спора на разрешение арбитражного суда перевозчик совместно с владельцем (пользователем) железнодорожного пути необщего пользования или грузоотправителем (грузополучателем) принимает меры к урегулированию возникших разногласий.

Представленные в материалы дела договор, подписанный владельцем с протоколом разногласий, протокол разногласий к указанному договору, протокол согласования разногласий свидетельствуют, что стороны в досудебном порядке не согласовали разногласия по пункту 11 договора.

В соответствии со статьей 49 АПК РФ истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований.

В процессе рассмотрения спора истец изменил редакцию указанного пункта, первоначально предложенную в протоколе разногласий, т.е. изменил предмет заявленных требований.

При таких обстоятельствах у суда первой инстанции отсутствовали основания для оставления без рассмотрения иска в части урегулирования разногласий по пункту 11 договора.

16. Действующим законодательством не предусмотрена возможность заключения контракта с лицом, занявшим второе место по итогам конкурса, признанного уполномоченным органом не соответствующим требованиям антимонопольного законодательства.

Общество с ограниченной ответственностью (далее – ООО или истец) обратилось к открытому акционерному обществу (далее – ОАО или ответчик) с иском о понуждении к заключению договора на оказание аудиторских услуг по результатам торгов.

В ходе судебного разбирательства установлено, что на сайте www. zakupki.gov.ru размещено извещение о проведении открытого конкурса на заключение контракта на оказание аудиторских услуг.

Конкурсной комиссией подведены итоги проведения открытого конкурса на заключение контракта, результаты которого отражены в протоколе. Победителем признано общество с ограниченной ответственностью «Р.» (присвоен первый номер заявке), заявке истца присвоен второй номер.

Решением антимонопольного органа ответчик признан нарушившим требование части 1 статьи 17 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции) при определении победителя торгов, в связи с чем в отношении ответчика вынесено предписание о проведении повторного конкурса на заключение контракта на оказание аудиторских услуг, установлен срок проведения повторного конкурса.

Истец направил в адрес ОАО письмо с приложением договора на оказание аудиторских услуг. В письме в обоснование права на заключение спорного договора (контракта) ООО указало на то, что решением антимонопольного органа установлен факт нарушения порядка определения победителя открытого конкурса, в связи с чем, по мнению ООО, контракт должен быть заключен с лицом, заявке которого присвоен второй номер.

Во исполнение предписания антимонопольного органа ответчиком по делу проведен повторный открытый конкурс на заключение контракта на оказание услуг по проведению аудита бухгалтерской отчетности за 2011 год, победителем которого признано общество с ограниченной ответственностью «Р.» (присвоен первый номер заявке), заявке истца присвоен второй номер. Между ответчиком и обществом «Р.» заключен договор на оказание аудиторских услуг.

Истец, считая, что по итогам первоначального открытого конкурса договор (контракт) на оказание услуг по проведению аудита должен быть заключен с ним, обратился с настоящим иском в суд.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции указал, что итоги первоначального отрытого конкурса не порождают каких–либо правовых последствий, поскольку не соответствуют требованиям статьи 17 Закона о конкуренции.

Действующим законодательством не предусмотрена возможность заключения контракта с лицом, занявшим второе место по итогам конкурса, признанного уполномоченным органом не соответствующим требованиям антимонопольного законодательства.

Поскольку повторный конкурс, на основе которого заключён договор (контракт) на оказание аудиторских услуг, не признан недействительным, договор на оказание аудиторских услуг заключён, отсутствуют правовые основания для удовлетворения требования о понуждении к заключению договора на оказание аудиторских услуг

Арбитражные суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Отказывая в передаче дела в Президиум ВАС РФ коллегия судей ВАС РФ указала, что при наличии признанного судебными актами по другому делу законным решения антимонопольного органа об обязании ответчика провести повторный конкурс объявление нового конкурса и заключение по его итогам договора с обществом «Р.», которому присвоен первый номер заявки, является обоснованным. При этом заключение договора по итогам первого конкурса, о чём требует истец, с учётом реализации предмета конкурса при повторном его проведении противоречит принципу правовой определённости и не приводит к восстановлению прав истца.

17. При наличии подписанного между управляющей организацией и собственниками помещений в многоквартирном доме договора на управление многоквартирным домом требование одного из собственников помещений о понуждении управляющей компании заключить в отношении него договор на содержание и ремонт общего имущества на иных условиях противоречит законодательству.

Муниципальное бюджетное учреждение здравоохранения (далее – учреждение, истец) обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (далее – ООО, ответчик) о рассмотрении протоколов разногласий к договорам на содержание и ремонт общего имущества.

Как следовало из искового заявления, ответчик направил в адрес истца два договора на содержание и ремонт общего имущества нежилых помещений, принадлежащих истцу на праве оперативного управления. Договоры были подписаны истцом с протоколами разногласий и возвращены в адрес ответчика. Ответчик отклонил протоколы разногласий, направив истцу протоколы согласования разногласий. В связи с неполучением согласия ответчика на заключение договоров на предложенных истцом условиях, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Ответчик исковые требования не признал, пояснив, что на основании решения общего собрания собственников помещений многоквартирных жилых домов, им осуществляются функции управляющей организации. Ответчик указал, что между ним и собственниками помещений в многоквартирном доме заключен договор управления многоквартирным домом, в рамках которого ответчик оказывает в том числе услуги и по содержанию и ремонту общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме. Поскольку заключение с истцом договоров на содержание и ремонт общего имущества не является для ответчика обязательным, а вопрос о передаче на рассмотрение суда разногласий при заключении договоров сторонами не согласовывался, исковые требования являются необоснованными.

Как установлено материалами дела, в 2008, 2009 годах за муниципальным учреждением здравоохранения распоряжениями органа местного самоуправления закреплено два нежилых помещения, право оперативного управления учреждения на данное имущество зарегистрировано в установленном порядке.

В 2006 году состоялись внеочередные общие собрания собственников помещений в многоквартирных домах, в которых расположены помещения истца. На собрании приняты решения о выборе способа управления — управляющая организация (ответчик по делу), утверждены объем и перечень работ и услуг по управлению, содержанию и текущему ремонту общего имущества, плата за данные работы и услуги, утвержден договор управления с ответчиком по делу. На собраниях принял участие представитель муниципального образования, который положительно проголосовал по каждому из поставленных на голосование вопросов. На основании данных решений между собственниками жилых помещений в многоквартирном доме и ответчиком заключены договоры управления многоквартирным домом, в которых сторонами согласован перечень услуг, состав и периодичность работ по содержанию и текущему ремонту жилищного фонда, цены и тарифы на коммунальные услуги, цена договора и перечень необходимых работ. Представителем муниципального образования договоры не подписаны.

В 2010 году ответчиком подготовлены и переданы истцу проекты договоров на содержание и ремонт общего имущества вышеуказанных многоквартирных домов, который отказался подписать их в редакции ответчика.

Суд отказал в удовлетворении иска по следующим обстоятельствам.

Из положений статей 421, 426, 445, 446 ГК РФ следует, что рассмотрение преддоговорных споров в судебном порядке возможно только в двух случаях:

  • если спор возник в отношении договора, который обязана заключить одна из сторон,
  • либо передача разногласий на решение суда согласована сторонами.

Из установленных по делу обстоятельств следует, что основания для рассмотрения судом разногласий, возникших при заключении договоров отсутствуют.

Правоотношения между истцом и ответчиком в части осуществления обязательств по содержанию и ремонту общего имущества многоквартирного дома регулируются нормами ЖК РФ.

В соответствии с пунктом 16 Правил содержания имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13.08.2006 № 491, надлежащее содержание общего имущества в зависимости от способа управления многоквартирным домом обеспечивается собственниками помещений путем заключения договора управления многоквартирным домом с управляющей организацией — в соответствии с частью 5 статьи 161 и статьей 162 ЖК РФ, или путем заключения договора о содержании иремонте общего имущества с лицами, оказывающими услуги и (или) выполняющими работы (при непосредственном управлении многоквартирным домом), — в соответствии со статьей 164 ЖК РФ.

Учитывая выбранный собственниками помещений способ управления — управление управляющей организацией, содержание общего имущества дома и его ремонт подлежали обеспечению на основании договора управления многоквартирным домом.

Согласно статье 162 ЖК РФ договор управления многоквартирным домом заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами. При выборе управляющей организации общим собранием собственников помещений в многоквартирном доме с каждым собственником помещения в таком доме заключается договор управления на условиях, указанных в решении данного общего собрания. По договору управления многоквартирным домом одна сторона (управляющая организация) по заданию другой стороны (собственников помещений в многоквартирном доме, органов управления товарищества собственников жилья либо органов управления жилищного кооператива или органов управления иного специализированного потребительского кооператива) в течение согласованного срока за плату обязуется оказывать услуги и выполнять работы по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества в таком доме, предоставлять коммунальные услуги собственникам помещений в таком доме и пользующимся помещениями в этом доме лицам, осуществлять иную направленную на достижение целей управления многоквартирным домом деятельность.

Условия договора управления многоквартирным домом являются одинаковыми для всех собственников помещений (п. 4 статьи 162 ЖК РФ).>

В соответствии с пункта 5 статьи 46 ЖК РФ решение общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме, принятое в установленном названным Кодексом порядке, по вопросам, отнесенным к компетенции такого собрания, является обязательным для всех собственников помещений в многоквартирном доме, в том числе для тех собственников, которые не участвовали в голосовании.

С учетом принятых собственниками помещений на общих собраниях решений собственники помещений подписали с ответчиком договоры управления многоквартирным домом. Условия договоров управления многоквартирным домом обязательны для истца и ответчика и могут быть изменены только в отношении всех собственников помещений.

С учетом положения статьи 162 ЖК РФ публичным договором, заключение которого обязательно для ответчика, является именно договор управления многоквартирным домом. Поскольку ответчик его заключил, то основания для применения в отношении ответчика положений пункта 3 статьи 426, пункта 4 статьи 445 ГК РФ отсутствуют.

Договоры на содержание и ремонт общего имущества, понуждения к заключению которых требует истец, не содержат признаков публичного договора, установленных в статье 426 ГК РФ, обязательность их заключения действующим законодательством не предусмотрена. Фактически они в части дублируют положения заключенных ответчиком договоров управления многоквартирным домом, а в части — в нарушение статьи 162 ЖК РФ — распределяют обязанности истца и ответчика иначе.

Поскольку заключение данных договоров не является для ответчика обязанностью, а в материалы дела не представлено доказательств достижения сторонами соглашения о передаче разногласий, возникших у сторон при их заключении, на рассмотрение арбитражного суда, основания для удовлетворения иска отсутствуют.

18. Лицо, владеющее объектом культурного наследия по исполненному договору купли-продажи, обязано заключить охранное обязательство в отношении данного объекта, независимо от того, зарегистрирован ли переход права собственности.

Министерство культуры Красноярского края обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (далее – ООО) об обязании заключить охранное обязательство на объект культурного наследия на условиях, содержащихся в проекте охранного обязательства.

Согласно представленному истцом проекту, ООО, считая себя собственником здания магазина – памятника истории и культуры, обязуется выполнять работы по сохранению данного объекта за счет собственных финансовых средств в порядке, объеме и сроки, установленные планом ремонтно-реставрационных работ памятника (Приложение к договору), а также принимает на себя ряд обязательств по содержанию и использованию памятника. В свою очередь, Министерство культуры Красноярского края наделяется правом принимать у ООО работы в виде промежуточных актов приемки работ в соответствии с планом работ либо единым актом приемки работ по завершении мероприятий по сохранению памятника, а также правом требовать от ООО представления документации, касающейся вопросов обеспечения сохранности памятника и его территории.

Ответчик возражал на иск, указывая, что при отсутствии его воли на заключение охранного обязательства удовлетворение иска повлечет нарушение принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ).

Судом установлено, что принадлежащее ответчику здание до его отчуждения ответчику было поставлено на учет в качестве памятника архитектуры в установленном законодательством порядке и включено в состав памятников архитектуры местного значения. Согласно условиям договора купли-продажи данного здания между Красноярским краем и ответчиком нежилое здание является объектом культурного наследия – памятником истории и культуры; охранное обязательство является неотъемлемой частью настоящего договора.

Доказательств государственной регистрации перехода права собственности на покупателя недвижимого имущества суду не представлено. Факт получения объекта в соответствии с условиями договора купли-продажи ответчик не отрицал.

Суд удовлетворил исковые требования, указав следующее.

В соответствии с положениями преамбулы, статей 6, 33, 48, 63 Федерального закона от 25.06.2002 N 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов России», пункта 59 «Положения об охране памятников истории и культуры», утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 16.09.1982 N 865 в Российской Федерации осуществляется государственная охрана объектов культурного наследия, условия об особенностях владения, пользования и распоряжения объектами культурного наследия определяются в отношении каждого памятника индивидуально охранными соглашениями (охранным обязательством, охранно-арендным договором, охранным договором), государственная охрана этих объектов осуществляется уполномоченными на то государственными органами, собственник объекта культурного наследия принимает на себя обязательства по сохранению объекта культурного наследия, которые являются ограничениями (обременениями) права собственности на данный объект и указываются в охранном обязательстве, в том числе по содержанию объекта культурного наследия, его сохранению (включая требования к порядку и срокам проведения реставрационных, ремонтных и иных работ), требования к условиям доступа к нему граждан, иные обеспечивающие его сохранность требования, охранное обязательство прекращает свое действие только в случае принятия решения об исключении объекта культурного наследия из реестра — со дня вступления в силу такого решения (пункт 4 статьи 48 Закона об объектах культурного наследия).

Охранное обязательство прекращает свое действие только в случае принятия решения об исключении объекта культурного наследия из реестра — со дня вступления в силу такого решения (пункт 4 статьи 48 Закона об объектах культурного наследия).

Поскольку ответчик является приобретателем, законным пользователем объекта, отнесенного к вновь выявленным объектам культурного наследия, следовательно, он обязан заключить охранное обязательство в отношении данного объекта, который на день разрешения спора в установленном порядке из списка вновь выявленных памятников истории и культуры не исключен.

Не согласившись с вынесенным решением об удовлетворении иска, ответчик обратился с апелляционной жалобой, в которой ссылался на нарушение судом первой инстанции принципа свободы договора. Суд апелляционной инстанции оставил в силе решение суда, указав, что при изложенных обстоятельствах принцип свободы договора не нарушается, поскольку обязанность заключить охранное обязательство предусмотрена законом (пункт 1 статьи 421 ГК РФ), а также следует из условий договора купли-продажи объекта культурного наследия.

1. В случае нарушения сетевой организацией обязанности по предоставлению документов, подтверждающих технологическое присоединение и (или) разграничение балансовой принадлежности объектов электросетевого хозяйства, гарантирующий поставщик не вправе отказать в заключении договора энергоснабжения, поскольку может самостоятельно осуществить сбор документов, подтверждающих наличие технологического присоединения и (или) разграничение балансовой принадлежности объектов электросетевого хозяйства и энергопринимающих устройств.

Поскольку гарантирующий поставщик не осуществил самостоятельно сбор указанных документов, суд принял в качестве приложения к договору акт разграничения балансовой принадлежности, полученный истцом от сетевой организации в ходе судебного разбирательства.

Государственное учреждение обратилось в арбитражный суд с иском акционерному обществу об урегулировании разногласий при заключении договора энергоснабжения, в том числе просило принять Приложение № 3 (схема расчетов за потребленную электроэнергию (мощность)) в редакции истца.

Между истцом и ответчиком (гарантирующим поставщиком) заключен государственный контракт на энергоснабжение, однако, в связи с истечением срока его действия и передачей в муниципальную собственность части присоединённых объектов (жилых домов посёлка и линии передачи электрической энергии) истец обратился к ответчику с предложением предоставить новый проект государственного контракта на электроснабжение на очередной год со всеми приложениями.

Истец запросил у ответчика (гарантирующего поставщика) обязательные приложения к договору: акт разграничения балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности электрических сетей, однолинейную схему электроснабжения. Гарантирующий поставщик сообщил истцу, что оформление приложений — акта разграничения балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности электрических сетей, однолинейной схемы электроснабжения, является обязанностью абонента, для чего последнему необходимо обратиться в сетевую организацию и предложил истцу руководствоваться приложениями к госконтракту в ранее согласованной редакции с учетом объектов жилого фонда и линии электропередач.

Суд исковые требования в указанной части удовлетворил, исходя из следующего.

В пункте 62 постановления Правительства Российской Федерации от 31.08.2006 №530 «Об утверждении Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии» (далее — Правила №530) установлено, что лицо, намеревающееся заключить договор энергоснабжения (договор купли-продажи (поставки) электрической энергии), направляет гарантирующему поставщику заявку о заключении соответствующего договора с указанием планируемого объема потребления электрической энергии (мощности) и приложением документов, подтверждающих выполнение условий, необходимых для его заключения, в том числе технологическое присоединение энергопринимающих устройств потребителя к электрической сети сетевой организации в установленном порядке.

Материалами дела подтверждается обращение истца (абонента) к гарантирующему поставщику с заявкой на электроснабжение указанных в перечне объектов (за исключением спорных) на очередной год с приложением необходимых документов.

Согласно пункту 2 Правил №861, действие настоящих Правил распространяется на случаи присоединения впервые вводимых в эксплуатацию, ранее присоединенных реконструируемых энергопринимающих устройств, присоединенная мощность которых увеличивается, а также на случаи, при которых в отношении ранее присоединенных энергопринимающих устройств изменяются категория надежности электроснабжения, точки присоединения, виды производственной деятельности, не влекущие пересмотр величины присоединенной мощности, но изменяющие схему внешнего электроснабжения таких энергопринимающих устройств.

Поскольку исключение из государственного контракта объектов, не принадлежащих истцу (абоненту), не подпадает под вышеуказанные случаи, положения Правил №861 о технологическом присоединении с выдачей новых технических условий не подлежат применению.

Технологическое присоединение к объектам электросетевого хозяйства носит однократный характер согласно пункту 1 статьи 26 Федерального закона от 26.03.2003 №35-ФЗ «Об электроэнергетике».

В силу пункта 4 статьи 26 Федерального закона от 26.03.2003 №35-ФЗ «Об электроэнергетике» в случае нарушения сетевой организацией обязанности по предоставлению документов, подтверждающих технологическое присоединение и (или) разграничение балансовой принадлежности объектов электросетевого хозяйства и энергоспринимающих устройств или объектов электроэнергетики гарантирующий поставщик не вправе отказать в заключении договора купли-продажи, договора энергоснабжения и вправе самостоятельно осуществить сбор документов, подтверждающих наличие технологического присоединения и (или) разграничение балансовой принадлежности объектов электросетевого хозяйства и энергопринимающих устройств или объектов электроэнергетики.

Акт разграничения балансовой принадлежности сетевой организацией выдан истцу только после обращения в суд с исковым заявлением о разрешении разногласий.

Учитывая, что акт разграничения балансовой принадлежности сетей и эксплуатационной ответственности между истцом и сетевой организацией подписан при рассмотрении спора в суде с учетом сложившихся фактических обстоятельств, которые сторонами не оспариваются, суд принял данный акт в качестве приложения, относящегося к госконтракту, по которому у сторон возникли разногласия, и утвердил Приложение №3 к договору в редакции истца.

Решение суда оставлено без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций.

2. Непредставление управляющей организацией гарантирующему поставщику документов, подтверждающих техническое состояние энергопринимающих устройств потребителя, является основанием для отказа в иске о понуждении гарантирующего поставщика заключить договор купли-продажи электрической энергии.

Управляющая организация обратилась к гарантирующему поставщику с иском об обязании ответчика направить подписанный с его стороны проект договора купли –продажи электрической энергии.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции указал следующее.

Согласно пункту 62 Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 31 августа 2006 г. N 530 (далее – Основные положения № 530) лицо, намеревающееся заключить договор энергоснабжения (договор купли-продажи (поставки) электрической энергии), направляет гарантирующему поставщику заявку о заключении соответствующего договора с указанием планируемого объема потребления электрической энергии (мощности) и приложением документов, подтверждающих выполнение следующих условий, необходимых для его заключения: наличие технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителя к электрической сети сетевой организации в установленном порядке; обеспечение учета электрической энергии; надлежащее техническое состояние энергопринимающих устройств потребителя, удостоверенное федеральным органом исполнительной власти по государственному энергетическому надзору (для заявителей с присоединенной мощностью энергопринимающих устройств свыше 100 кВт).

В соответствии с абзацем 2 пункта 62 Основных положений № 530 для заключения договора купли-продажи (поставки) электрической энергии с гарантирующим поставщиком энергосбытовая организация дополнительно предоставляет гарантирующему поставщику сведения о точках поставки, в которых данная организация собирается приобретать электрическую энергию у гарантирующего поставщика, о приборах учета электрической энергии, которыми оснащены указанные точки поставки, и о местах расположения пунктов приема у покупателей электрической энергии данной организации платежей за электрическую энергию.

Поскольку при обращении истцом к ответчику с заявкой о заключении договора истцом не представлены документы, подтверждающие надлежащее техническое состояние энергопринимающих устройств потребителя, удостоверенное федеральным органом исполнительной власти по государственному энергетическому надзору, правовые основания для удовлетворения иска отсутствуют.

Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.

3. Для заключения договора на оказание услуг по передаче электрической энергии стороны должны отвечать признакам смежных сетевых организаций.

Истец обратился в арбитражный суд с иском к Обществу (далее по тексту – ответчик) о понуждении к заключению договора оказания услуг по передаче электрической энергии.

В обоснование заявленных требований истец сослался на заключение им договоров аренды на электрические сети с садоводческими товариществами, в целях поставки электрической энергии которым он просит понудить ответчика к заключению договора на оказание услуг по передаче электрической энергии.

Отказывая в иске, суд отметил, что пунктом 34 Правил N 861 установлено, что по договору между смежными сетевыми организациями одна сторона договора обязуется предоставлять другой стороне услуги по передаче электрической энергии с использованием принадлежащих ей на праве собственности или на ином законном основании объектов электросетевого хозяйства, а другая сторона обязуется оплачивать эти услуги и (или) осуществлять встречное предоставление услуг по передаче электрической энергии. Услуга предоставляется в пределах величины присоединенной (заявленной) мощности в соответствующей точке технологического присоединения объектов электросетевого хозяйства одной сетевой организации к объектам другой сетевой организации.

Следовательно, наличие технологического присоединения между сетевыми организациями является основным квалифицирующим признаком для определения сетевых организаций как смежных, а также обязательным условием для заключения договора.

Поскольку доказательств, подтверждающих, что объекты электросетевого хозяйства истца присоединены к сетям ответчика, в материалах дела отсутствуют, исковые требования истца удовлетворению не подлежат.

4. Ненаправление в течение 1 месяца с даты принятия органом государственной власти решения об утверждении тарифа на услуги по передаче электрической энергии даёт право выбора тарифа лицу, обращающемуся в суд с иском о понуждении к заключению договора.

Акционерное общество (далее по тексту – Акционерное общество или истец) обратилось с иском в арбитражный суд к смежной сетевой организации (далее по тексту — смежная сетевая организация или ответчик) об обязании заключить договор оказания услуг по передаче электрической энергии на условиях проекта договора и применить в расчётах между истцом и ответчиком за услуги по передаче электрической энергии двухставочный тариф.

Ответчик заявил, что имеет право выбора тарифа при заключении договора, учитывая, что такой выбор возможен и это не запрещено действующим законодательством. Законом не предусмотрена обязанность потребителя оплачивать услуги исключительно по двухставочному тарифу. Кроме того, согласно постановлениям РЭК Красноярского края оба установленных тарифа (одноставочный и двухставочный) являются экономически обоснованными, покрывают расходы Акционерного общества на содержание объектов электросетевого хозяйства и расчет по любому из выбранных тарифов не влечет для сетевой организации убытков.

Суд исковые требования удовлетворил, отметив следующее.

Порядок выбора варианта тарифа на услуги по передаче электрической энергии установлен пунктом 64 «Основ ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации», утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации № 109 от 26.02.2004 (далее – Основы № 109) и пунктом 81 «Основ ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике», утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации № 1178 от 29.12.2011 (далее – Основы № 1178).

В соответствии с абзацами 4, 5 пункта 64 Основ № 109 для целей расчетов за услуги по передаче электрической энергии потребители (за исключением населения и (или) приравненных к нему категорий потребителей), гарантирующие поставщики (энергосбытовые, энергоснабжающие организации) самостоятельно выбирают вариант тарифа на очередной календарный год путем направления письменного уведомления в сетевую организацию в течение 1 месяца с даты принятия решения об установлении тарифов на услуги по передаче электрической энергии в соответствующем субъекте Российской Федерации. При этом выбранный вариант тарифа применяется для целей расчетов за услуги по передаче электрической энергии с даты введения в действие указанных тарифов на услуги по передаче электрической энергии.

При отсутствии указанного уведомления расчеты за услуги по передаче электрической энергии, если иное не установлено по соглашению сторон, производятся по варианту тарифа, применявшемуся в предшествующий расчетный период регулирования. В расчетном периоде регулирования не допускается изменение варианта тарифа, если иное не установлено по соглашению сторон (абзац 5 пункта 64 Основ № 109).

Пунктом 81 Основ № 1178 предусмотрено, что для расчетов за услуги по передаче электрической энергии по электрическим сетям, принадлежащим на праве собственности или ином законном основании территориальным сетевым организациям, потребители (за исключением некоторых, перечисленных в данном пункте лиц), а также до 31 декабря 2012 года включительно гарантирующие поставщики (энергосбытовые организации, энергоснабжающие организациями), действующие в интересах указанных потребителей, самостоятельно выбирают вариант тарифа на период регулирования путем направления письменного уведомления в сетевую организацию (гарантирующему поставщику (энергосбытовой организации, энергоснабжающей организации), действующему в интересах указанных потребителей) в течение 1 месяца со дня официального опубликования решений органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов об установлении соответствующих цен (тарифов).

Приказом РЭК от 15.12.2010 №308-п для расчётов между Акционерным обществом и смежной сетевой организацией установлен тариф в двух вариантах: одноставочный и двухставочный.

Поскольку ответчик доказательств уведомления Акционерного общества о выборе соответствующего тарифа в течение 1 месяца с даты принятия решения об установлении тарифов на услуги по передаче электрической энергии суду не представил, то суд пришёл к выводу о принятии редакции пункта договора в редакции истца.

IV. Закон от 22.07.2008 года N 159-ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

1. В целях сохранения преимущественного права на выкуп арендуемого недвижимого имущества субъект малого или среднего предпринимательства, не согласный с указанной органом местного самоуправления в проекте договора купли-продажи ценой выкупа, должен в 30-дневный срок со дня получения проекта договора ясно и недвусмысленно выразить намерение считать себя заключившим договор с условиями об иной цене (в том числе путем подписания проекта договора с протоколом разногласий).

Общество с ограниченной ответственностью (далее – истец, общество) обратилось в арбитражный суд с иском к департаменту муниципального имущества и земельных отношений администрации города (далее – департамент, ответчик) о понуждении департамента принести надлежащее предложение в адрес истца согласно части 4 статьи 4 Федерального закона от 22.07.2008 № 159-ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» по приобретению преимущественного права арендатора на арендуемое недвижимое имущество с ценой договора, определенной на основании отчета независимого оценщика, и о понуждении заключить договор купли-продажи указанного нежилого помещения.

Из материалов дела следовало, что ответчик выполнил все действия, предусмотренные нормами Федерального закона от 22.07.2008 N 159-ФЗ в целях заключения договора купли-продажи арендуемого имущества: принял распоряжение о приватизации, произвел оценку объекта аренды, направил истцу уведомление о наличии у него преимущественного права выкупа, а также проект договора купли-продажи.

Не согласившись со стоимостью помещения, указанной в проекте договора, истец направил в адрес и.о. Главы города письмо, согласно которому предприятие не способно на данном этапе оплатить за помещение указанную в проекте договора цену; данная стоимость не соответствует рыночной стоимости. К письму приложен отчет независимого оценщика об определении рыночной стоимости арендуемого истцом имущества. В адрес начальника департамента муниципального имущества и земельных отношений администрации города истец направил письмо, согласно которому в связи с несогласием с оценкой рыночной стоимости помещения документы направлены для обжалования в вышестоящую инстанцию.

Ссылаясь на то, что в установленный Федеральным законом от 22.07.2008 № 159-З срок с момента получения проекта договора купли-продажи истец в связи с несогласием с ценой договора направил в адрес администрации города Красноярска встречное предложение с приложением своей редакции договора купли-продажи нежилого помещения, и администрация города не подписала надлежащим образом новую редакцию договора, истец обратился с настоящим иском в суд.

Решением арбитражного суда в удовлетворении иска отказано по следующим основаниям.

Согласно статье 3 Федерального закона N 159-ФЗ от 22.07.2008, субъекты малого и среднего предпринимательства, за исключением субъектов малого и среднего предпринимательства, указанных в части 3 статьи 14 Федерального закона «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», и субъектов малого и среднего предпринимательства, осуществляющих добычу и переработку полезных ископаемых (кроме общераспространенных полезных ископаемых), при возмездном отчуждении арендуемого имущества из государственной собственности субъекта Российской Федерации или муниципальной собственности пользуются преимущественным правом на приобретение такого имущества по цене, равной его рыночной стоимости и определенной независимым оценщиком в порядке, установленном Федеральным законом от 29.07.1998 N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации». Наличие у истца условий для возникновения преимущественного права на приобретение арендуемого муниципального имущества подтверждено материалами дела, ответчиком не оспаривается.

Согласно статье 4 Федерального Закона N 159-ФЗ от 22.07.2008 орган местного самоуправления, уполномоченный на осуществление функций по приватизации имущества, находящегося в муниципальной собственности, в соответствии с нормативными правовыми актами предусматривает в решениях об условиях приватизации муниципального имущества преимущественное право арендаторов на приобретение арендуемого имущества, и в течение десяти дней с даты принятия решения об условиях приватизации арендуемого имущества в порядке, установленном Федеральным законом «О приватизации государственного и муниципального имущества», направляет арендаторам — субъектам малого и среднего предпринимательства — копии указанного решения, предложения о заключении договоров купли-продажи муниципального имущества и проекты договоров купли-продажи арендуемого имущества.

С учетом положений Федерального законаот 22.07.2008 N 159-ФЗ, а также принимая во внимание, что администрацией города принято распоряжение «О приватизации нежилого помещения», согласно которому в целях реализации преимущественного права истца на приобретение арендуемого имущества подлежит приватизации арендуемое им нежилое помещение, суд пришел к выводу о том, что для ответчика заключение договора является обязательным.

Согласно пункту 2 статьи 445 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с ГК РФ или иными законами заключение договора обязательно для стороны, направившей оферту (проект договора), и ей в течение тридцати дней будет направлен протокол разногласий к проекту договора, эта сторона обязана в течение тридцати дней со дня получения протокола разногласий известить другую сторону о принятии договора в ее редакции либо об отклонении протокола разногласий.

При отклонении протокола разногласий либо неполучении извещения о результатах его рассмотрения в указанный срок сторона, направившая протокол разногласий, вправе передать разногласия, возникшие при заключении договора, на рассмотрение суда.

Если сторона, для которой в соответствии с настоящим Кодексом или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор (пункт 4 статьи 445 ГК РФ). Из указанных положений ГК РФ следует, что требование о понуждении заключить договор может быть удовлетворено в судебном порядке в случае, если имеется факт уклонения стороны, для которой заключение договора является обязательным, от исполнения такой обязанности.

По смыслу указанной нормы, поводом для судебного урегулирования указанного спора является уклонение одной из сторон от заключения договора либо согласования его условий.

Между тем из материалов дела следует, что ответчик не получил протокол разногласий к проекту договора, направленному истцу.

Согласно статье 443 ГК РФ ответ о согласии заключить договор на иных условиях, чем предложено в оферте, не является акцептом. Такой ответ признается отказом от акцепта и в то же время новой офертой.

В соответствии со статьей 435 ГК РФ офертой признается адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, которое достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение. Оферта должна содержать существенные условия договора.

Суд не согласился с доводом истца о том, что направленные им письма следует считать протоколом разногласий.

Законодательство не предусматривает форму протокола разногласий, однако протокол разногласий представляет собой документ, в котором отражаются предложенные акцептантом иные, чем в проекте, условия договора или дополнения к нему. По деловым обыкновениям при наличии протокола разногласий об этом делается оговорка перед подписью на договоре.

Из указанных писем истца следует только несогласие с предложенной ответчиком ценой договора, однако иные, чем в проекте, условия договора истцом ответчику предложены не были.

В силу подпункта 2 пункта 9 статьи 4 Федерального закона N 159-ФЗ субъекты малого и среднего предпринимательства утрачивают преимущественное право на приобретение арендуемого имущества: по истечении тридцати дней со дня получения субъектом малого или среднего предпринимательства предложения и (или) проекта договора купли-продажи арендуемого имущества в случае, если этот договор не подписан субъектом малого или среднего предпринимательства в указанный срок.

Учитывая, что истец с заявлением о заключении нового договора купли-продажи к ответчику не обращался, доказательств, свидетельствующих об уклонении ответчика от заключения договора купли-продажи спорного помещения, равно как и наличия преддоговорного спора по условиям договора купли-продажи помещения в материалах дела не имеется, основания для понуждения департамента муниципального имущества и земельных отношений администрации города к направлению надлежащего предложение в адрес истца по приобретению преимущественного права арендатора на недвижимое имущество с ценой договора, равной рыночной стоимости, определённой независимым оценщиком, и заключению договора купли-продажи отсутствуют, суд принял решение об отказе в иске.

Не согласившись с принятым судебным актом, истец обратился с апелляционной жалобой на решение суда.

Оставляя решение суда без изменения, апелляционный суд указал, что письмо истца в адрес ответчика не выражает намерение истца считать себя заключившим с ответчиком договор купли-продажи с условием о цене, указанной в приложенном им отчете. Несмотря на то, что к указанному письму приложен отчет независимого оценщика об определении рыночной стоимости недвижимого имущества, отчет был приложен ответчиком в качестве доказательства тезиса письма о несоответствии цены, предложенной ответчиком рыночной стоимости объекта.

Довод апелляционной жалобы о том, что офертой (акцептом на иных условиях) следует считать письмо истца на имя и.о. Главы города, также отклонен апелляционным судом, поскольку это письмо истца не содержит определенно выраженного намерения истца считать себя заключившим с ответчиком договор купли-продажи с условием о цене, заявленной истцом в исковом требовании. Ссылка истца на то, что к указанному письму был приложен подписанный истцом проект договора, материалами дела не подтверждается. Иных писем, направленных ответчику, в материалы дела истцом не представлено.

2. Согласие органа местного самоуправления на осуществление неотделимых улучшений арендуемого помещения в целях зачёта их стоимости при выкупе помещения субъектом малого предпринимательства должно содержать согласие на осуществление улучшений, но не стоимости работ, создающих данные улучшения помещений.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к Департаменту муниципального имущества и земельных отношений (далее по тексту – Департамент) о разрешении разногласий, возникших при заключении договора купли-продажи нежилого помещения, в части стоимости объекта недвижимого имущества, выкупаемого Обществом как субъектом малого предпринимательства, полагая, что Департаментом необоснованно при формировании цены выкупа не учтены неотделимые улучшения арендованного имущества.

По правилам пункта 6 статьи 5 Федерального закона от 22.07.2008 года N 159-ФЗ, стоимость неотделимых улучшений арендуемого имущества засчитывается в счет оплаты приобретаемого арендуемого имущества в случае, если указанные улучшения осуществлены с согласия арендодателей.

Обществом до момента выкупа получено согласие Департамента на реконструкцию арендуемого помещения с пробивкой плиты перекрытия для устройства входа из помещений 1-го этажа, но за счёт средств Общества; архитектурно-планировочное задание и проект реконструкции с проведением указанного вида работ согласован с Комитетом по архитектуре и градостроительству; разрешение на реконструкцию выдано администрацией муниципального образования.

Делегирование функций арендодателя Департаменту, являющемуся структурным подразделением местной администрации, не лишает собственника права выражать согласие на проведение реконструкции имущества.

Таким образом, обществом получено надлежащее согласие собственника муниципального имущества в лице его уполномоченных органов на осуществление реконструкции арендуемого помещения.

В тексте письма Департамента содержится согласие на осуществление реконструкции и не содержится сумма, на которую арендодатель согласовал стоимость неотделимых улучшений. Однако их стоимость можно определить в последующем на основании разработанного проекта с учетом выданного архитектурно-планировочного задания.

Ссылки в письме Департамента на согласование реконструкции за счёт средств самого Общества на существо спора не влияют, поскольку спорные отношения регулируются специально установленной императивной нормой закона — пунктом 6 статьи 5 Федерального закона № 159, направленной на оказание целенаправленной государственной поддержки предприятиям малого и среднего бизнеса. Законодатель не сделал оговорку о том, что правило, предусмотренное пунктом 6 статьи 5 названного Закона, не применяется, если в договоре аренды предусмотрено иное, и не предоставил арендодателю право возложить данные расходы на арендатора. Поэтому арендодатель при отчуждении недвижимого имущества не должен включать в стоимость этого имущества стоимость неотделимых улучшений независимо от условий договора аренды.

3. Объем и стоимость неотделимых улучшений выкупаемого имущества устанавливается в ходе судебного разбирательства на основании строительно-технической экспертизы на ту же дату, на которую устанавливается рыночная стоимость выкупаемого имущества.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к Департаменту муниципального имущества и земельных отношений о разрешении разногласий, возникших при заключении договора купли-продажи нежилого помещения, в части стоимости объекта недвижимого имущества, выкупаемого Обществом как субъектом малого предпринимательства, полагая, что Департаментом необоснованно при формировании цены выкупа не учтены неотделимые улучшения арендованного имущества.

По правилам пункта 6 статьи 5 Федерального закона N 159-ФЗ, стоимость неотделимых улучшений арендуемого имущества засчитывается в счет оплаты приобретаемого арендуемого имущества в случае, если указанные улучшения осуществлены с согласия арендодателей.

Согласно указанной норме права, истец должен доказать улучшение арендатором арендованного имущества в виде неотделимых улучшений, выполнение им этих улучшений с согласия арендодателя, неотделимость произведенных улучшений; действительную рыночную стоимость произведенных улучшений; выполнение улучшений арендованного имущества за счет собственных средств арендатора.

Из материалов дела (технического паспорта объекта до реконструкции и после реконструкции, проекта реконструкции, схемы арендуемых помещений к договору аренды) следует, что на дату передачи имущества в аренду оно находилось в подвале жилого дома и не былопространственно обособлено (не имело четырех стен); у помещения имелись только две стены, две других стены арендуемого помещения в подвале показаны схематически на плане к договору аренды и не существовали в натуре; фактически истцу переданы в 2002 году в аренду только определенные площади подвала жилого дома, без какого-либо отдельного входа в него.

В процессе реконструкции истцом создан обособленный объект — помещение со стенами со всех сторон (путем возведения двух недостающих кирпичных стен), встроена железная дверь в одну из стен подвального помещения, пробито отверстие в полу помещений первого этажа; смонтирована винтовая лестница для входа в подвальное помещение через помещения первого этажа. При этом отдельного входа с улицы со стороны подвала новое реконструированное помещение не имеет. Для входа в него используется винтовая лестница из помещений первого этажа через сделанное отверстие в полу. Дверь в одной из стен помещения выходит непосредственно в подвал жилого дома, а не на улицу, и возведена истцом с целью соблюдения требований пожарной безопасности как эвакуационный выход.

Таким образом, пространственные и конструктивные элементы арендуемого помещения существенно изменились в ходе реконструкции.

Судом по ходатайству Общества для определения объема и стоимости работ, составляющих неотделимые улучшения помещения в ценах на момент определения его рыночной стоимости назначена строительно-техническая экспертиза.

В заключении экспертной организацией установлен объем фактически выполненных работ по созданию неотделимых улучшений помещения и их рыночная стоимость с учетом фактического состояния, износа, степени повреждения на момент определения рыночной стоимости помещения.

С учётом выводов экспертной организации судом принята редакция договора, предложенная Обществом, предусматривающая зачёт стоимости неотделимых улучшений в счёт оплаты цены объекта приватизации.

4. Суд в ходе рассмотрения преддоговорного спора, оценивает экспертные заключения, представленные сторонами, на предмет их достоверности.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к Департаменту муниципального имущества и земельных отношений (далее по тексту – Департамент) о разрешении разногласий, возникших при заключении договора купли-продажи нежилого помещения, в части стоимости объекта недвижимого имущества, выкупаемого Обществом как субъектом малого предпринимательства.

Суд не принял экспертные заключения представленные сторонами и назначил экспертизу оценки рыночной стоимости здания и земельного участка, по результатам которой определил стоимость выкупаемых объектов недвижимого имущества, исходя из следующего.

Субъекты малого предпринимательства пользуются преимущественным правом на приобретение имущества по цене, равной его рыночной стоимости и определенной независимым оценщиком в порядке, установленном Федеральным законом от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (далее по тексту – Закон №135-ФЗ).

В соответствии со статьей 8 Закона №135-ФЗ, проведение оценки объектов оценки является обязательным в случае вовлечения в сделку объектов оценки, принадлежащих полностью или частично муниципальным образованиям, в том числе при определении стоимости объектов оценки, принадлежащих муниципальным образованиям, в целях их приватизации.

Статьей 13 Закона №135-ФЗ в случае наличия спора о достоверности величины рыночной или иной стоимости объекта оценки, установленной в отчете, в том числе и в связи с имеющимся иным отчетом об оценке этого же объекта предусмотрена возможность рассмотрения такого спора судом, арбитражным судом в соответствии с установленной подведомственностью, третейским судом по соглашению сторон спора или договора или в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, регулирующим оценочную деятельность.

В абзаце 4 пункта 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.05.2005 № 92 «О рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании оценки имущества, произведенной независимым оценщиком» указано, что оспаривание достоверности величины стоимости объекта оценки, определенной независимым оценщиком, путем предъявления самостоятельного иска возможно только в том случае, когда законом или иным нормативным актом предусмотрена обязательность такой величины для сторон сделки, государственного органа, должностного лица, органов управления юридического лица. В этом случае оспаривание достоверности величины стоимости объекта оценки возможно только до момента заключения договора (издания акта государственным органом либо принятия решения должностным лицом или органом управления юридического лица).

Поскольку в соответствии с частью 1 статьи 3 Закона № 159-ФЗ стороны договора купли-продажи обязаны применять в договоре рыночную стоимость отчуждаемого государственного или муниципального имущества, определенную независимым оценщиком, суд пришел к выводу о том, что заключение о рыночной стоимости имущества является для сторон обязательным, а не рекомендательным, так как возможность заключения договора купли-продажи по иным ценам, в том числе определенным соглашением сторон, законом не предусмотрена.

В статье 11 Закона № 135-ФЗ установлены общие требования к содержанию отчета об оценке, согласно которым в отчете в обязательном порядке, наряду с другими сведениями, указываются сведения о членстве оценщика в саморегулируемой организации оценщиков; последовательность определения стоимости объекта оценки и ее итоговая величина, а также ограничения и пределы применения полученного результата; перечень документов, используемых оценщиком и устанавливающих количественные и качественные характеристики объекта оценки.

Представленные сторонами отчёты оценщиков достоверными доказательствами не являются.

Так, отчет оценщика, представленный Обществом, составлен по состоянию на 06.12.2011, а оспаривается рыночная стоимость здания и земельного участка на дату оценки — 26.07.2011.

Отчёт оценщика, представленный Департаментом, также не может быть признан достоверным, поскольку:

  • в отчете об оценке указано, что ответственный исполнитель – оценщик Ковалева А.В. является членом саморегулируемой организации оценщиков с 06.02.2008 согласно свидетельству о членстве в саморегулируемой организации оценщиков, выданному сроком действия 3 года с момента включения оценщика в реестр оценщиков. Однако, в материалы дела не представлены доказательства того, что Департамент на момент заключения государственного контракта на проведение оценки, подачи заявки на оценку объектов, выкупаемых Обществом, предусмотренном Федеральным законом № 159-ФЗ, и на момент признания изготовленного оценщиком отчета основанием для определения покупной цены в проекте договора купли-продажи муниципального имущества проверил факт членства оценщика Ковалевой А.В. в саморегулируемой организации оценщиков. К отчету не приложена актуальная выписка из реестра оценщиков саморегулируемой организации оценщиков «Общероссийское общественная организация «Российское общество оценщиков» о сохранении оценщиком Ковалевой А.В. членства в указанной саморегулируемой организации;
  • в задании на оценку орган местного самоуправления не сообщил оценщику информацию о наличии существующего обременения объекта оценки арендой в пользу Общества по договору аренды, поскольку договор аренды в полном объеме (со всеми дополнениями) заказчик оценщику не представил, что повлекло недостоверность сведений, содержащихся в отчёте;
  • в отчёте имеются несоответствия, так в затратном подходе при расчете физического износа оценщик не учитывает, что год постройки разных частей исследуемого нежилого здания, не одинаков. В сравнительном подходе при исследовании объектов-аналогов не определялся год постройки объектов–аналогов, поэтому техническое состояние оцениваемого объекта и объектов–аналогов определено одинаково, как хорошее. Оценщиком не учитывалось, что объект оценки по документам и фактически используется как оздоровительный центр, то есть назначение объекта оценки – лечебное, а не торговое, офисное, бытового обслуживания или коммунального хозяйства, каковым являются объекты–аналоги, взятые для сравнения с сайта администрации муниципального образования и газеты, выпускаемой на территории муниципального образования, за 2011 год. Следовательно, расчет арендной платы за пользование объектом лечебного назначения невозможно сопоставить с размером арендной платы за пользование исследованными оценщиком объектами-аналогами.

Данные нарушения нарушают критерии оценки имущества, которые предусмотрены в Федеральных стандартах оценки «Общие понятия оценки, подходы к оценке и требования к проведению оценки (ФСО № 1)», утвержденных Приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2007 № 256.

5. В рамках рассмотрения преддоговорного спора субъект малого предпринимательства вправе оспаривать достоверность величины рыночной стоимости выкупаемого помещения.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к Департаменту муниципального имущества (далее по тексту – Департамент) об урегулировании разногласий, возникших в ходе заключения договора купли-продажи недвижимого имущества, в связи с несогласием с ценой выкупа помещений.

Участвующая в рассмотрении дела в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика экспертная организация, привлеченная Департаментом для оценки выкупаемого в ходе приватизации помещения, заявила о ненадлежащем способе защиты, который выбрал истец.

У истца имеется преимущественное право на приобретение спорных нежилого здания. Фактически настоящий спор возник между сторонами при определении рыночной стоимости приватизируемого муниципального имущества.

В силу статьи 550 ГК РФ договор купли-продажи недвижимости заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (пункт 2 статьи 434).

Согласно пункту 4 статьи 4 Федерального закона № 159-ФЗ в случае согласия субъекта малого или среднего предпринимательства на использование преимущественного права на приобретение арендуемого имущества договор купли-продажи арендуемого имущества должен быть заключен в течение 30 дней со дня получения указанным субъектом предложения о его заключении и (или) проекта договора купли-продажи арендуемого имущества.

Таким образом, субъекты малого и среднего предпринимательства пользуются преимущественным правом на приобретение имущества по цене, равной его рыночной стоимости и определенной независимым оценщиком в порядке, установленном Законом №135-ФЗ.

Согласно статьям 12, 13 Закона №135-ФЗ итоговая величина рыночной или иной стоимости объекта оценки, указанная в отчете, составленном по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, признается достоверной и рекомендуемой для целей совершения сделки с объектом оценки, если в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, или в судебном порядке не установлено иное.

В случае наличия спора о достоверности величины рыночной или иной стоимости объекта оценки, установленной в отчете, в том числе и в связи с имеющимся иным отчетом об оценке этого же объекта, указанный спор подлежит рассмотрению судом, арбитражным судом в соответствии с установленной подведомственностью, третейским судом по соглашению сторон спора или договора или в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, регулирующим оценочную деятельность. Суд, арбитражный суд, третейский суд вправе обязать стороны совершить сделку по цене, определенной в ходе рассмотрения спора в судебном заседании, только в случаях обязательности совершения сделки в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Исходя из разъяснений, изложенных в пункте 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.05.2005 № 92 «О рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании оценки имущества, произведенной независимым оценщиком», следует учитывать, что оспаривание достоверности величины стоимости объекта оценки, определенной независимым оценщиком, путем предъявления самостоятельного иска возможно только в том случае, когда законом или иным нормативным актом предусмотрена обязательность такой величины для сторон сделки, государственного органа, должностного лица, органов управления юридического лица. Кроме того, в этом случае оспаривание достоверности величины стоимости объекта оценки возможно только до момента заключения договора (издания акта государственным органом либо принятия решения должностным лицом или органом управления юридического лица).

Если самостоятельное оспаривание величины стоимости объекта оценки, определенной независимым оценщиком, путем предъявления отдельного иска невозможно, вопрос о достоверности этой величины может рассматриваться в рамках рассмотрения конкретного спора по поводу сделки, изданного акта или принятого решения (в том числе дела о признании сделки недействительной, об оспаривании ненормативного акта или решения должностного лица, о признании недействительным решения органа управления юридического лица и др.).

В связи с изложенным довод третьего лица о выборе истцом ненадлежащего способа защиты нарушенного права и о невозможности оспаривания истцом достоверности величины стоимости объекта оценки в рамках рассмотрения настоящего спора отклонен судом как основанный на ошибочном толковании норм права.

1 Постановления ФАС Поволжского округа от 31.03.2011 по делу № А55-26880/2009, ФАС Уральского округа от 13.10.2010 по делу № А50-1075/2010.

2 Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 23.12.2002 по делу N А74-2590/02-К1, ФАС Центрального округа от 29.05.2008 по делу N А14-9993/2007/240/18, ФАС Северо-Западного округа от 02.12.2003 по делу N А26-4231/03-14 ФАС Северо-Кавказского округа от 24.11.2008 по делу N А32-5122/2008-21-59.

3 Решение Арбитражного суда Московской области от 22.06.2005 по делу № А41-К1-6957/05.

4 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 2000. С. 242. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Рук.авт. кол. и отв. ред. д-р юрид. наук, проф. О.Н. Садиков. М., 1997. С. 716.

5 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Рук.авт. кол. и отв. ред. д-р юрид. наук, проф. О.Н. Садиков. М., 1997. С. 717.

6 Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 29.07.2011 по делу N А76-15904/2010.

7 Постановление ФАС Центрального округа от 19.04.2011 по делу А08-3052/2010-5; ФАС Западно-Сибирского округа от 08.02.2006 по делу N Ф04-100/2006(19368-А27-39)

8 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 2000.

9 Груздев В.В. Возникновение договорного обязательства по российскому гражданскому праву: Монография. ВолтерсКлувер, 2010.

10 Груздев В.В. Возникновение договорного обязательства по российскому гражданскому праву: Монография. ВолтерсКлувер, 2010.

11 Решение Арбитражного суда Свердловской области от 09.06.2012 по делу № А60-12300/2012, оставленное без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, решение Арбитражного суда Тульской области, которому дана оценка в Постановлении Президиума ВАС РФ от 13.10.2011 № 4408/11.

12 Иски и судебные решения/Под ред. М.А. Рожковой. Статут, 2009, «Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации» / Ершов В.А., Сутягин А.В., Кайль А.Н. (Подготовлен для системы Консультант Плюс, 2009).

13 По аналогичному основанию (направление одной стороной другой стороне проекта договора, не содержащего существенных условий, предусмотренных действующим законодательством для данного вида договора) оставлено без рассмотрения исковое заявление управляющей организации к ресурсоснабжающей организации о понуждении к заключению договора на отпуск питьевой воды и приём сточных вод по делу А33-12502/2011.

krasnoyarsk.arbitr.ru

Еще по теме:

  • Приказ пользование интернетом В соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 29 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" (Собрание законодательства Российской Федерации, 2012, № 53, ст. 7598; 2013, № 19, ст. 2326; № 23, ст. 2878; № 30, ст. 4036; № 48, ст. 6165) и подпунктом 5.2.15 Положения о […]
  • Налоговые ставки по транспортному налогу в 2013 году москва Согласно Закона города Москвы от «09» июля 2008 года № 33 «О транспортном налоге» (в редакции закона г. Москвы от 14.11.2012 N 55 "О внесении изменений в статьи 2 и 4 Закона города Москвы от 9 июля 2008 года N 33 ) – в транспортный налог в Москве на 2013 год был внесен ряд изменений в сравнении с 2012 годом , а […]
  • Налог за ип в месяц Начиная с отчетности за первый квартал 2017 года(т.е. со второго квартала) 4-ФСС и РСВ-1 отменяют. Расчет будет единый и сдавать его надо будет в ИФНС. Начиная с отчетности за первый квартал 2017 года(т.е. со второго квартала) 4-ФСС и РСВ-1 отменяют. Расчет будет единый и сдавать его надо будет в ИФНС. Уточненки […]
  • Как проверить налоги в пфр Начиная с отчетности за первый квартал 2017 года(т.е. со второго квартала) 4-ФСС и РСВ-1 отменяют. Расчет будет единый и сдавать его надо будет в ИФНС. Начиная с отчетности за первый квартал 2017 года(т.е. со второго квартала) 4-ФСС и РСВ-1 отменяют. Расчет будет единый и сдавать его надо будет в ИФНС. Уточненки […]
  • Законы ли штрафы на работе Начиная с отчетности за первый квартал 2017 года(т.е. со второго квартала) 4-ФСС и РСВ-1 отменяют. Расчет будет единый и сдавать его надо будет в ИФНС. Начиная с отчетности за первый квартал 2017 года(т.е. со второго квартала) 4-ФСС и РСВ-1 отменяют. Расчет будет единый и сдавать его надо будет в ИФНС. Уточненки […]
  • Капитальные налоги включают в себя Как разъяснил Минфин в Рекомендациях от 09.01.2013 (Письмо Минфина России от 09.01.2013 N 07-02-18/01 "Рекомендации аудиторским организациям, индивидуальным аудиторам, аудиторам по проведению аудита годовой бухгалтерской отчетности организаций за 2012 год"), в связи с утратой силы с 1 января 2013 г. Федерального […]
  • Приказ о повышение должности образец Приказ Министра обороны РФ от 23 апреля 2014 г. N 255 "О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации постановления Правительства Российской Федерации от 5 августа 2008 г. N 583" (с изменениями и дополнениями) Приказ Министра обороны РФ от 23 апреля 2014 г. N 255"О мерах по реализации в Вооруженных […]
  • Приказ министра обороны 2014 255 Приказ Министра обороны РФ от 23 апреля 2014 г. N 255 "О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации постановления Правительства Российской Федерации от 5 августа 2008 г. N 583" (с изменениями и дополнениями) Приказ Министра обороны РФ от 23 апреля 2014 г. N 255"О мерах по реализации в Вооруженных […]